Женщина, пилот и спасатель: самая большая
радость – когда успел кому-то помочь

Екатерина Орешникова, единственная в России женщина среди пилотов-спасателей, рассказала в интервью ТАСС о своей работе

МОСКВА, 8 марта. /Корр. ТАСС Ксения Семеновская/. Единственная в России женщина среди пилотов-спасателей – Екатерина Орешникова– перешла из МЧС на работу в Московский авиационный центр (МАЦ), который называют воздушной скорой помощью. В интервью ТАСС она рассказала об особенностях совсем не женской, но отважной профессии.

Каждое утро экипажи вертолетов вместе с медиками заступают на дежурство. Они вылетают на места ДТП, пожаров, других катастроф, чтобы тяжело раненных, тяжелобольных, минуя московские пробки, быстро доставить в столичные клиники, не теряя ни секунды. Порой жизнь человеку можно спасти только так, поэтому Екатерину Орешникову называют пилотом-спасателем. В МЧС, где Орешникова проработала долгие годы, она тоже была единственной женщиной-пилотом. На ее счету десятки поисково-спасательных операций – тушение пожаров, ликвидация последствий наводнений, она работала на месте крушения российского самолета SSJ-100 в Индонезии.
На Международной аэрокосмической выставке ILA в берлинском аэропорту руководитель полетов, восхищенный эрудицией, уровнем летной подготовки Орешниковой, присвоил ее экипажу вместо цифрового позывной “Катюша”.
В общей сложности Екатерина имеет налет 3,5 тыс. часов – весь он безаварийный. Сегодня Орешникова, как и мужчины- пилоты МАЦ, доставляет пострадавших в ДТП и тяжелобольных детей в столичные больницы, выкраивая для спасения их жизней даже не золотые, а бриллиантовые минуты и секунды.

 Призвание
Екатерина родилась в семье учительницы истории и авиатора, с самого детства мечтала стать летчицей. Рвалась в небо. Отец Кати – авиаинженер, до сих работает на Московском вертолетном заводе “Миля”.

“Для женщины быть пилотом совершенно не тяжело, несмотря на то, что это действительно мужская профессия. Я не знаю, какие они сильные мужские профессии. Если человеку нравится его работа, у него есть призвание, цель и интерес, то уже неважно, какая это профессия, это же призвание человека”, – считает Орешникова. Ее секрет прост: чтобы стать профессионалом-пилотом, надо много учиться и многое преодолеть, поэтому в авиации не остается случайных людей.
“Остаются только те, кто хочет работать по призванию, заработать денег можно и в других местах. А здесь работают только профессионалы своего дела”, – добавляет она.
Екатерина окончила Московский авиационный институт, Запорожское авиационное училище летчиков- инструкторов, Московскую государственную юридическую академию. В период работы в МЧС Орешникова управляла разными типами вертолетов – Ми-2, Ми-8, Бо-105. “Когда Московской авиационный центр стал выполнять задачи, которые мне очень близки по своей сути, я перешла на эту работу”, – поясняет она. Сначала она переучивалась на вертолет ВК-117 C-2, с декабря прошлого года заступила на дежурство.

Ìîñêâà.ÒèÍÀÎ.ï.Îñòàôüåâî. Ìîñêîâñêèé Àâèàöèîííûé öåíòð. Ëåò÷èê Òàòüÿíà Îðåøêèíà.

Фото Виктор Хабаров

 Дело жизни
“Санитарная эвакуация и дежурства по ЧС – дело моей жизни. Самое большую радость получаешь, когда успел кому-то реально помочь, спасти чью-то жизнь”, – призналась Орешникова. Но специфика этой работы такова, что вылетать приходится, когда уже случилась беда, произошла чрезвычайная ситуация.

“Ты сталкиваешься с человеческими судьбами, которые меняются в одночасье. У людей была своя жизнь, своя дорога и вдруг – какая-то страшная трагедия – ДТП или пожар, но это круто меняет судьбу людей. Когда все это видишь, начинаешь понимать, как в этом мире все быстротечно. Надо ценить и беречь то, что у тебя есть, и благодарить Бога за то, что имеешь”, – сказала Екатерина.
Ее коллега по Московскому авиационному центру – реаниматолог-анестезиолог Дмитрий Бобров – поясняет, что помимо двух пилотов, в состав авиамедицинской бригады входят реаниматолог-анестезиолог МАЦ, один врач и один фельдшер Центра экстренной медицины катастроф (ЦЭМП). “По одному медики не летают на ЧС, так как один человек не сможет оказать нужную реанимационную помощь пациенту”, – пояснил он. За один вылет санитарный вертолет может перевозить до трех пациентов – двоих лежачих и одного в положении сидя. Это выгодно отличает вертолеты от машин скорой помощи.
В вертолете установлено все реанимационное оборудование, рассчитанное на двух тяжелых пациентов, два аппарата искусственной вентиляции легких (ИВЛ), кардиоблок, так называемый карпульс с дефибриллятором, и запас медикаментов. Предусмотрены также одни носилки, но при необходимости одно из кресел демонтируется и может быть переоборудовано под вторые носилки. Внутри винтокрылой машины находится вакуумный матрац с шинами для людей с переломами позвоночника, который анатомически облегает пострадавшего и не дает ему шевелиться. В комплект медоборудования входят и реанимационные жилеты.
Пол вертолета оборудован специальной деэлектрической накладкой, чтобы была возможность проводить дефибрилляцию прямо во время полета. При посадке вся команда наблюдает за естественными препятствиями, такими как провода, столбы, деревья, дома. Полеты санитарной авиации сложны тем, что они осуществляются в условиях огромного мегаполиса.

IMG_8760

 Фото Ксения Семеновская

Учиться всю жизнь
По мнению Орешниковой, чтобы стать хорошим пилотом, надо не только пройти первоначальное летное обучение и получить высшее авиационное образование, но и учиться всю жизнь. “Человеку всегда есть, чему учиться, даже если он, как ему кажется, знает все. Поэтому мы все постоянно учимся, и этот процесс бесконечный”, – призналась она. Все медики Московского авиационного центра, а также врачи Центра экстренной медицины катастроф имеют квалификацию спасателей.
Именно это позволяет им находиться в зоне чрезвычайной ситуации, в то время как врачи скорой помощи не имеют такой возможности.

 Команда
Ей нравится работать в мужском коллективе – в хорошем и дружном. “Мы одна команда. При поступлении задания на вылет работают все – и инженерный состав, и врачи, и пилоты. Все нацелены только на одно – выполнить задачу и помочь людям”, – пояснила Орешникова.
Вместе с пилотами дежурит бригада медиков. “Если на месте происшествия им надо помочь, то мы стараемся оказать возможную помощь. Не профессиональную – медицинскую, конечно”, – рассказала она.
По ее словам, на данном типе вертолета санитарной авиации все пилоты Московского авиационного центра – командиры. “Перед каждым дежурством мы получаем задание, в котором прописан экипаж и командир на каждом конкретном вылете”, – уточнила Орешникова.
Всего в Московском авиационном центре 5 санитарных вертолетов, каждый день дежурят по три. На дежурство они заступают с таким интервалом, чтобы перекрыть как можно больше времени. Каждое дежурство проходит в определенные временные промежутки, без сверхурочных часов.

 Индивидуальные вылеты
В работе пилота санитарного вертолета никакой романтики на самом деле нет именно из-за ее специфики.
“Самое тяжелое – это когда ты прилетаешь на место ЧП и уже не можешь ничем помочь”, – рассказала Орешникова. По ее словам, вертолеты находятся в готовности каждую минуту и вылетают очень быстро, по первому сигналу. “Но, к сожалению, бывают моменты, когда наша помощь просто уже не нужна. И это тяжело осознавать, особенно, когда беда случилась с маленькими детьми”, – рассказала Екатерина.
Каждый вылет она считает по-своему индивидуальным и серьезным. Есть среди них и те, которые навсегда врезаются в память. “Вылетали в Серпухов, там девочка упала с 4-го этажа – это не так высоко, но она была настолько тяжелой, что я не знала, выжила она или нет. Довезли мы ее живой”, – вспомнила Орешникова.
В другой раз она прилетела в Серебряные Пруды, где девочка выпала с десятого этажа. “Не поверите – осталась жива, у нее был всего лишь небольшой перелом. Наверное, это просто судьба”, – считает она.

IMG_8857

Фото Ксения Семеновская

 Женское хобби
У Екатерины есть свои методы справляться со стрессом, которого в ее работе предостаточно: она просто старается отвлечься, переключается на свою собственную жизнь, основное место в которой, как и у любой женщины, принадлежит семье. У Орешниковой уже взрослая дочь. Она не пошла по стопам мамы, поступив в Московский институт телерадиовещания “Останкино”. “Я надеюсь, что она сможет найти себя в этой профессии и достойно реализоваться”, – сказала Орешникова.
Но к полетам ее дочь интерес все же проявляет. “Совсем недавно она совершила прыжок с парашютом, чему я очень рада и горжусь этим. Дочь решилась на этот шаг сама, ну а я помогла. Сама я прыгала с парашютом всего 8 раз, но каждый из них я запомнила”, – добавила она.
Муж Екатерины тоже авиатор – командир воздушного судна. По ее словам, одинаковый выбор профессии сближает их. “Благодаря этому я всегда могу рассчитывать на его поддержку и понимание”, – пояснила Орешникова.
Несмотря на распространенное мнение, что у представительниц мужской профессии, вероятно, соответствующее хобби, у Екатерины исключительно женский досуг. “Мне нравится заниматься садом, дачей. Раньше я была к этому очень равнодушна, но сейчас меня увлекает, когда из ничего вдруг вырастают овощи и фрукты”, – поделилась она, добавив, что еще любит вязать и, конечно же, готовить.

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/obschestvo/4078681