Гусев Д.В.

Гусев Денис Владимирович, командир воздушного судна ВК117С-2 2 авиационного звена 2 авиационной эскадрильи ГКУ «МАЦ».

Денис Гусев один из лучших летчиков учреждения, «Лучший летчик-спасатель» города Москвы по итогам регионального конкурса ежегодного Всероссийского фестиваля «Созвездие мужества» 2016.

ã.Ìîñêâà.ï Îñòàôüåâî. Ëó÷øèé ïèëîò Ìîñêîâñêîãî Àâèàöèîííîãî Öåíòðà Äåíèñ Ãóñåâ.

 – Денис, расскажи, как ты решил пойти в летчики?
– В моей семье к авиации относится дед, который и посоветовал мне стать летчиком. И с дедушкой я совершил свой первый полет на вертолете Ми 2. Помню, мне было лет 7-8, я сидел прямо перед штурвалом у деда на коленках и даже немного управлял… Только об этом нельзя говорить, – улыбается Денис, но…было. Потом дедушка умер, и тогда я решил стать таким, как он. Поэтому после окончания школы поступил в Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков.
– Каким запомнился первый самостоятельный полет?
– Это было в училище, 2003 год, вертолет Ми 8. Сам полет помню плохо, а вот свое состояние в тот момент запомнил на всю жизнь: много адреналина, эмоций…словами такое не передашь.
– Что было после училища, до того, как попал в МАЦ?
– Служба на авиационной базе в Московской области. Работа была связана с полетами в зоне столицы, по МКАДу летал много. Служил я там 3 года, уволился и почти сразу перешел в Московский авиационный центр.
– Как здесь начинал, на каких вертолетах?
– Изначально я был 2 пилотом вертолета КА-32А, выполнял дежурство по мониторингу пожарной, паводковой обстановки. Мой первый запоминающийся полет был с Владимиром Волковым, сейчас он командир эскадрильи. Поступил вызов на пожар. Горел Микояновский мясокомбинат. Пламя полыхало тогда сильное. Из помех слева, как сейчас помню, была высокая труба. На вертолете мы ее обходили, построили с Владимиром Анатольевичем определенный маршрут – от места забора воды, обратно, мимо трубы, к пожару. Выработали на тушении комбината почти весь керосин. Причем, летали тогда уже в темноте. Вот такой у меня был первый опыт работы на пожаре и первый ночной полет.
Денис, сложно было ночью? Многие пилоты говорят, что в темное время на пожарном вертолете работать сложно, так как скрадывается безопасное расстояние?
– Для кого, как, – уверенно отвечает Денис, – Я в этом проблемы не вижу и могу на глаз определять расстояние, даже ночью. Для таких случаев у меня есть своя методика подготовки, – загадочно улыбается Гусев.
-Секретом поделишься? – Денис смеется, пауза, и уже серьезно:
-Особого секрета здесь нет. Просто я постоянно занимаюсь самоподготовкой: много читаю теории – руководство по летной эксплуатации, технические характеристики вертолетов и т.п. Так же я постоянно общаюсь с блогерами. Среди них у меня много знакомых, так как я в свое время достаточно долго летал по всей России на самолете.
– То есть, ты умеешь управлять и самолетом, и вертолетами?
– Да. Мой дед летал и на вертолетах, и на самолетах. И я тоже поставил перед собой такую задачу и смог это сделать. Поэтому, когда сейчас меня удивленно спрашивают иностранцы, почему ты ушел сначала с вертолета на самолет, потом – наоборот, отвечаю им на английском: «Я пошел по стопам своего деда» и «Русские пилоты могут все». Тем более те, кто работает в Московском авиационном центре, – гордо отвечает Денис.
– Расскажи об этом опыте работы на самолете.
– Я ушел тогда из МАЦа и в 2013 году начал осваивать самолет бизнес джет Хокер. Управлять им учился в Америке, потом в Дубае в школе международной авиакомпании Эмирейтс. Обучение проходило строго на английском, без перевода. После учебы летал на внутренних и международных перевозках. Полеты были от Внуково – до Владивостока, много по Сибири, иногда – в Европу.
  – Такая практика помогает тебе как-то сейчас?
– Конечно! Опыт на самолете развивает кругозор пилота, который нередко выручает меня на дежурстве! Например, работая на авиалиниях, мне приходилось много летать в Сибири, где быстро меняется погода. Помню, первый раз у меня случилась посадка при предельном минимуме погоды. Нижний край видимости был очень низкий, порядка 40 метров. Впервые в жизни я сажал самолет в чрезвычайно сильном напряжении. Это потом уже, шаг за шагом, я научился спокойно преодолевать такие препятствия. И сейчас, если взять совместный опыт управления самолетом и вертолетом ВК 117С-2 чувствуешь, как он помогает. Дело в том, что ВК 117С-2 оснащен современным оборудованием, которое при попадании в сложные метеоусловия позволяет перевести вертолет на так называемое «слепое» управление – исключительно по приборам. В этом случае нужно грамотно настроить навигацию, безопасно выполнить заход на посадочную полосу и так же безопасно посадить вертолет. Не хочу, конечно, хвастать, – смущается Денис, – но я могу совершить такой полет по приборам, зайти на посадку и посадить машину практически в любом аэропорту мира.
– А чем отличается самолет и вертолет по управлению?
– В самолете не хватает драйва, как в вертолете. Там только взлет и посадка. Потом – автопилот. На вертолете же весь полет контролируемый. Мне очень нравится наш современный ВК 117, который оборудован электронными системами. И летать на нем здорово, да и работа у меня очень нужная, хорошая!
– Расскажи о ней.
– В 2015 году, когда я, набравшись дополнительного опыта в Эмирейтс, вернулся в Московский авиационный центр, я сразу же начал дежурить в составе авиамедициснкой бригады на ВК117С-2. На этот вертолет я успел переучиться еще до самолета.
Главная особенность работы здесь – никогда не знаешь, что ждет сегодня тебя на дежурстве, какие вызовы будут. Здесь каждый случай очень индивидуален. Мы помогаем людям, у которых случилась беда, и главное здесь – безопасно сесть и поскорее помочь.gusev-15gkb
– Денис, а что значит безопасно?
– Пилот должен быть подготовленным к безопасной посадке в Москве в любых условиях. Я не погодные имею в виду, а те, которые касаются окружающей обстановки в городе. В городе ведь много проводов, растяжек – все это помехи для посадки вертолета. Поэтому, управляя воздушным судном, нужно быть всегда на чеку – сконцентрированным и отлично знать авиационную технику, чтобы максимально близко сесть к месту ЧС и помочь пострадавшим. Ведь вовремя оказать им помощь – очень важно! Не случайно ведь в таких случаях вызывают авиацию. Например, мне врезался в память такой случай – вызов, тяжелое ДТП, пострадавший трехлетний малыш. Он бы не выжил, если б не вертолет. Наш экипаж оперативно доставил ребенка в НИИ хирургии и травматологии, где специалисты успели ее спасти. Да и вообще часто бывают случаи, когда многие люди – пострадавшие или больные с сердечными приступами в обычных машинах «скорой помощи» не выжили бы при перевозке с ДТП или с ЧС. Поэтому уже в воздухе стараешься с большой высоты подходить к месту ЧС максимально безопасно. С первого захода начинаешь определять, где можно посадить машину. Иногда и сразу уже садишься, провода только так подсматриваешь, и все.
– Что помогает тебе выбирать место посадки?
– Москву я знаю с детства. Это помогает! Да и, когда, к примеру, на машине много передвигаешься по городу, уже примечаешь места и можешь легко определить с воздуха площадку для посадки вертолета. Память с земли помогает. Ну, и конечно, большой опыт полетов в пределах города.
– Работа тяжелая. Как справляешься с эмоциональными перегрузками?
– Я всегда думаю о том, что мы с ребятами совершаем добрые дела, помогаем людям! На работе сосредоточен только на этом, не на эмоциях.
 – А вне работы чем-то увлекаешься?
– Очень люблю кататься по внедорожью на квадрациклах в лесу, на свежем воздухе. Вот это расслабляет и эмоционально ты отдыхаешь. Раньше я каждые выходные путешествовал по Московской, Рязанской областях, местам Мещерского заповедника. Катался с друзьями, с семьей. Это наш «кружок безбашенных людей», – смеется Денис, – Сейчас, правда, у меня перерыв, так как маленький ребенок появился. Тем ни менее свободное время так же люблю проводить на природе – часто бываю с семьей в селе Константиново, ходим в музей Есенина, отдыхаем на Оке.
– Какими качествами, по твоему, должен обладать летчик, чтобы работать в составе авиа-медицинской бригады ГКУ МАЦ?
– Он должен быть сильным духом, профессионально подготовленным, уверенным в себе. Так же необходимо хорошо знать вертолеты, чтобы в экстренных случаях ничего не забыть, не растеряться. Все сделать, как говорят по-английски, «степ бай степ» – «шаг за шагом». Ведь, например, дают вызов – ДТП, есть пострадавшие. Соответственно, эмоции поднимаются вверх. А тут не до них. 2 минуты – на запуск вертолета, снятие координат и –в воздух. Поэтому один из экипажа навигацией занимается, второй вызов согласовывает, третий запускает двигатель. Это все быстро происходит. Расслабляться некогда!
– А у тебя лично какие планы, есть к чему еще стремиться?
– Развиваться нужно всегда. Как летчики говорят, то, что на земле знаешь на «пять», на небе- это твердая «три». Совершенству нет предела. Тем более, имея возможность сравнить и самолет, и вертолет, я теперь точно знаю, что мне нужно в жизни, к чему надо стремиться, что можно для себя еще лично познать в плане авиации и т.п.

Беседу провела специалист по связям со СМИ ГКУ “МАЦ”, Наталия Арнаут