Ивлиев В.Л.

Ивлиев Вячеслав Леонтьевич – командир летного отряда ГКУ МАЦ.

Вячеслав Ивлиев – летчик с богатейшим стажем, участник военных действий и спецопераций, за что награжден 3 боевыми наградами и двумя – за выслугу лет. 

DSC00778Роман с вертолетом у Вячеслава Ивлиева начался еще в детстве. Мальчик рос в Пензенской области, вблизи учебных аэродромов, принадлежащих Саратовскому вертолетному училищу. Поэтому с ранних лет Слава с восторгом наблюдал за учебными полетами курсантов. Да и в школе он пошел в класс, где в основном, учились дети офицеров. Плюс все внеклассные часы состояли из рассказов вертолетчиков, прошедших Афганистан. Не удивительно, что судьба маленького Славы Ивлиева была предопределена.

 –Постепенно годам к 15 я окончательно понял, что хочу стать военным летчиком, – вспоминает Вячеслав, – Начал стараться все именно для этого делать: хорошо учился, занимался спортом. В итоге, закончил школу с золотой медалью и легко поступил в Саратовское вертолетное училище.

В училище курсант Ивлиев, по его словам, особо ничем не выделялся. Однако высокая целеустремленность и старательность все-таки отличали Вячеслава от других ребят. Парень с ходу усваивал теорию, а вот с полетами не всегда все получалось с первого раза. Но для молодого курсанта это не стало преградой:

-Когда начинаешь летать, постепенно понимаешь, что главное в любимом деле- желание и старание. Пусть что- то там не выходит сразу, но через какое- то время все равно получится. У кого- то раньше, у кого- то позже. В этом я убедился не только на своем собственном опыте, но и гораздо позже, уже будучи инструктором, окончательно пришел к следующему выводу: человек, который научился какому-то делу за более длительный период, почему-то усваивает его гораздо лучше, чем те, кому все легко дается с первого раза. Как правило, эти люди на определенном уровне останавливаются. А ведь, чтобы двигаться дальше, нужно прилагать какие- то дополнительные усилия. Они же привыкли, что у них получается все сразу. И, наоборот, те, кто в силу своих индивидуальных особенностей – будто то темперамент или характер усваивают все медленнее, приучены к ежедневной кропотливой работе. Поэтому полученные знания и умения остаются у таких людей на более длительные период и, в дальнейшем, легко переходят на следующий этап мастерства.

Училище Вячеслав Ивлиев закончил с отличием и перед ним встал нелегкий выбор – куда пойти, в какую часть. Новоиспеченный летчик хотел непременно много летать, чего в период развала Советского Союза добиться было крайне тяжело.

сканирование0012_01

Шел 93 год, – вспоминает летчик, – все воинские части, о которых я знал и куда хотел, были либо расформированы, либо не летали. Весь налет происходил только в Московском регионе, в частях, которые регулярно участвовали в боевых командировках. Поэтому я выбрал Московский округ, Калугу. Мне сказали, что калужский полк скоро будет отправлен в спецкомандировку. Поэтому, если хочется летать, то туда.

С того момента у молодого лейтенанта начались бесконечные командировки в горячие точки. Первая – в Чечню через год после начала службы в Калужском полку, потом несколько раз подряд в Таджикистан, снова в Чечню, Югославию – и так с небольшими паузами продолжалось до 2005 года. Несмотря на риск, Вячеслав был доволен – так как получил свой желаемый налет и бесценный опыт.

-Мы, когда прилетали к истребителям в полк, удивлялись, что летчики там за год 20 минут всего налетывали, а у меня, еще молодого тогда лейтенанта, налет на Ми 8 был уже в районе 70-80 часов. Это очень хороший показатель для тех времен. Пусть я его набирал не здесь в России, а в спецкомандировках. Для летчика это очень важно. Прежде всего, опыт.

Спецкомандировки серьезно поменяли мировоззрение Вячеслава. Происходящие там события заставили по другому относиться ко многим вещам. Воспринимать войну не где-то там, внизу под вертолетом, а как реальность, в которой, чтобы остаться в живых, необходимо полностью поменять свое отношение и к подготовке к очередному полетному заданию, и, в целом, к жизни.

сканирование0013_01

-Когда сбили первый наш экипаж, людей, с которыми я накануне вечером общался, появилось чувство реальности. Я начал более серьезно относиться к некоторым вещам. Например, обращать внимание на определенные моменты перед полетами, которые раньше не замечал. Не просто смотреть карту, а уже анализировать на предмет вынужденной посадки. Ведь в горах не везде есть такая возможность. И даже просто обычный отказ техники там очень серьезен, потому что площадки для посадки вертолета может просто не оказаться. Первая командировка перетянула меня из романтики полетов в реальную жизнь.

Полеты в «горячих точках» научили Вячеслава быть готовым практически к любым экстремальным ситуациям – и к отказам двигателя, и к виртуозным посадкам в горах, как говорится на «пупок» – вершину горы, и даже сажать вертолет на одно колесо.

-Многие вещи, – утверждает летчик, – я не воспринимаю, как особые поступки. Обычная работа. Она была и в тех командировках. Да, свои нюансы, свои особенности – но это работа, где, безусловно, были моменты, связанные с повышенным риском.

Помню, возвращаемся мы с экипажем на базу, и у вертолета внезапно двигатель уходит на малый газ, пришлось его выключить. Сели мы тогда на «пупочек», говорю боротому инженеру: «лезь, смотри, что там». После осмотра выяснилось, что в двигателе смазка с элементами металла. То есть, запущен процесс разрушения, включать его нельзя. Но и оставаться в горах не было смысла. Приняли решение взлетать на одном двигателе. Спасало то, что вертолет находился на «пупке». Потому что, когда стали взлетать, судно дало сильную просадку, а с горушки этой мы полетели в обрыв, где успели набрать скорость. Когда начали на базе разбираться, оказалось, что разрушилась пятая опора…
Человек ко всему привыкает, адаптируется, и то, что первый раз страшно, уже второй-третий раз – нормально. Самое главное, не потерять ту тонкую грань, когда действует еще чувство самосохранения. Ведь вертолет поддается только закону физики, и какой бы идеальный пилот не был, силу притяжения никто не отменял.

Удивительно, но когда Вячеслав Ивлиев – высокопрофессиональный летчик с огромнейшим опытом полетов в сложнейших экстремальных условиях пришел в “Московский авиационный центр” он понял, что его профессионализм – ничто по сравнению с тем, что умеют делать пилоты МАЦ.

DSC00808

-Когда я первый раз увидел, куда садится экипаж медицинских вертолетов ВК117С-2 – для меня это стало настоящим шоком, – признается Вячеслав, – Помню, когда уже сам полетел вторым КВС на этом вертолете по вызову в Москву, с удивлением смотрел, как первый пилот пытается посадить машину чуть ли не под дерево. Я тогда еще подумал, как мы вообще можем сюда сесть, это невозможно! Ошибся! В “Московском авиационном центре” умеют и не такое! И теперь я считаю, что настоящее мастерство – это посадить вертолет в условиях мегаполиса на ограниченное пространство.

В “Московском авиационном центре” Вячеслав Ивлиев работает с 2012 года. Однако знаком с ним с самого его рождения – 2003. Дело в том, что первый командир Вячеслава по спецкомандировке после службы попал в МАЦ и здесь стал командиром летного отряда. По его приглашению Вячеслав часто приезжал в гости, общался с коллективом, но в то время совсем не рассматривал учреждение гражданской авиации, как свое будущее место работы. По удивительному ли стечению обстоятельств или по какому-то судьбоносному решению, с недавних пор Вячеслава самого назначили командиром летного отряда “Московского авиационного центра”.

Здесь летчик освоил вертолеты Ка 32, Ми 26, ВК117С-2. Первые годы работы в МАЦ Вячеслав проходил строгую теоретическую, а потом и практическую подготовку к полетам над Москвой. Ведь летать над столицей пилотам запрещено, ее небо покорять могут лишь избранные, кем и являются пилоты “Московского авиационного центра”. И для каждого летчика – это большая ответственность, тяжелый каждодневный труд.

-Полеты над Москвой, – рассказывает Вячеслав, – они сами по себе очень тяжелые, к ним надо готовиться. Причем, подготовка здесь специальная, повышенная. В первую очередь, ты должен четко ориентироваться в радиообмене, вовремя реагировать на любые изменения, отклонения от расчетного режима полета и поминутно докладывать. Допустим, рассчитал ты, что будешь через 5 минут на МКАД, а подул встречный ветер и на минуту, полторы тебя задержал. Это надо предвидеть и доложить по факту, что ты не через 5 минут будешь, а через 7 минут. Психологически это требует большой подготовки. Потом, сейчас, например, много частников появилось, поэтому, помимо радиообмена нужно еще и по сторонам смотреть, так как в эфире их нет. Эти действия должны быть доведены до автоматизма, потому что самое серьезное, на что нужно обращать внимание в городе – провода, растяжки, плакаты и т.п. Ответственность очень большая. Нужно понимать, что ты летишь над миллионами людей, и никаких ошибок быть не может. Необходимо заранее перед полетом все четко отработать и раз 10 повторить в уме. В воздухе думать некогда, особенно над Москвой.

С виду мягкий и добрый человек, Вячеслав довольно жестко относится и к себе, и к окружающим. У такого командира, как говорится, «не забалуешь». Летчик считает, что повышенные требования к технике пилотирования в МАЦ – это нормально.

-Если человек не будет понимать это, – говорит Вячеслав, – ему делать здесь нечего. Нам разрешено летать над Москвой, поэтому работа в МАЦ – это повышенная ответственность, которая лежит и на инженерах, и на летчиках – на всех! Требования к нам жесткие.

За 5 лет работы в “Московском авиационном центре” Вячеслав не раз участвовал в тушении крупных пожаров в Москве и области, в ликвидации последствий ЧП, в том числе аварии на станции метро «Славянский бульвар». С конца прошлого 2016 года летчик, помимо пожарных вертолетов начал дежурить еще и в составе авиа-медицинской бригады. И теперь часто вылетает еще и для эвакуации пострадавших с мест ДТП или по вызову к тяжело больным людям.

img-20161209-wa0001

Сейчас основная цель летчика – наивысший пилотаж на ВК117С-2. Этот вертолет для Вячеслава относительно новый и не такой привычный, как другие.

Хочу так освоить, – говорит летчик, – чтобы он родным стал. Это машина серьезная, перспективная. Здесь непривычные габариты – в таких маленьких вертолетах я не летал раньше. Но все решаемо, – улыбается Вячеслав.

Становится понятно, что для этого человека ничего невозможно нет. Обаятельная улыбка, уверенный взгляд, жесткая самодисциплина, высокая целеустремленность и богатейший опыт полетов – что еще нужно для покорения новых вершин?