КАЛЯКИН С.И.

Калякин Сергей Иванович – начальник отдела организации оперативного дежурства ГКУ «МАЦ».Полковник в отставке, заслуженный военный летчик России Сергей Иванович Калякин прошел нелегкий путь службы в ВВС РФ, после увольнения долгое время работал в отделе организации авиационно-космического поиска и спасания людей, несколько лет был ведущим штурманом ФГУП «Центр аэронавигационной информации», пока не попал к нам, в Московский авиационный центр.

056A8853

-Сергей Иванович, как Вы оказались в авиации? Почему было принято такое решение?

– Все началось сразу, прямо с моего рождения (улыбается). У меня отец, ветеран Великой Отечественной войны, летал в свое время, будучи стрелком-радистом, на дугласах – это американские самолеты. В начале 50-х он уволился из Армии, но они с мамой остались жить в авиационном гарнизоне с экзотическим названием Африканда Мурманской области, где я и появился на свет. А, когда с раннего детства видишь, как взлетают и садятся самолеты, волей-неволей начинаешь мечтать о том, чтобы стать летчиком. Поэтому я стремился к этой профессии чуть ли не с пеленок. И складывалось все для меня в этом направлении удачно. Например, благодаря тому, что отец моего друга служил в авиационном полку и состоял в группе по руководству полетами, еще школьником я уже «летал» на тренажере и, как шутил командир полка, «налет» у меня был больше, чем у некоторых истребителей полка. Мы с другом часто приходили на аэродром после уроков. Когда в 1974 году я поступал в Ставропольское высшее военное училище летчиков и штурманов, у меня с собой было 3 характеристики – комсомольская, от школы, и от командира полка.

-Как сложилась Ваша служба после окончания училища? Есть, что вспомнить?

-После окончания училища я был направлен служить в Заполярье в город Мончегорск на должность летчика. В 1989 году закончил Военную академию ПВО им. Г.К. Жукова. За всю службу прошел 7 гарнизонов: Мончегороск, Обозерская, Тверь, Кричев (Беларусь), Хотилово, Ржев, Москва. Начал с простого летчика, спустя 17 лет стал командиром полка, потом начальником авиации соединения, а закончил свою службу в Москве в Командовании Специального Назначения (КСпН) начальником воздушно-огневой тактической подготовки округа.

Обозерская 1984. Фото из личного архива

Обозерская 1984. Фото из личного архива

Посчастливилось полетать на разных самолетах – Л-29, Миг 17, ЯК 28, Миг 25, 31 и их модификациях. В 1997 году мне присвоили звание заслуженного военного летчика России за успешное переучивание истребильного авиационного полка на новую авиационную технику и заступление на боевое дежурство по защите воздушных рубежей России.

А в 50 лет по состоянию здоровья списали. Особенно не переживал, потому что в 90-е, после распада СССР энтузиазм служить, увы, пропал. Обстоятельства, происходящие в Вооруженных силах РФ тогда не радовали. Да и личные моменты были, много чего.
Поэтому в 2008 году я уволился из Армии, но работал потом в организациях, также связанных с авиацией. Любовь к ней меня ни оставляла ни на минуту.

-Расскажите об этом поподробнее. Какой интерес на земле нашел себе летчик?

– Например, сначала я устроился в Центральное межрегиональное управление Федеральной аэронавигационной службы в отдел организации авиационно-космического поиска и спасания людей, где выполнялись задачи по поиску и спасанию потерпевших в авариях и крушениях самолетов. Там, конечно, мне пришлось много катастроф повидать, но говорить о них не будем. Самое главное, чем интересна та работа была – для меня открылась совершенно новая структурная схема, которую надо было систематизировать, настроить, управлять.

В зоне нашей ответственности находилось 4 региональных поисково-спасательных базы, которые решали задачи не только на месте происшествия, но и в том числе готовились к таким моментам. Поэтому наш отдел регулярно участвовал в организации различных тренировок, учений, где отрабатывались самые разные ситуации: возможные и невозможные.

Мне всегда близка работа, которая напрямую связана с авиацией, с воздушными судами, с организацией полетов –это мое родное, близкое. Чуть позже я получил должность начальника управления использования воздушного пространства, где основной задачей было – грамотное использование воздушного пространства в Московской зоне Единой системы организации воздушного движения.

2000 год, в должности начальника авиации соединения. Фото из личного архива

2000 год, в должности начальника авиации соединения. Фото из личного архива

Этот опыт очень помогает мне в моей настоящей работе в ГКУ «МАЦ».

Сергей Иванович, как сюда попали?

– Я давно знал о МАЦ (улыбается), еще когда служил в КСпН был знаком с пунктом управления авиацентра, и с людьми, кто здесь работает, общался. Поэтому, когда счастливый случай предоставил мне возможность самому стать одним из работников учреждения, я с радостью ей воспользовался.

Пришел я в МАЦ в 2016 году на должность диспетчера полетно-информационного обслуживания. Знакомство с новыми обязанностями и освоение должности давались легко, так как все мне было близко, и в учреждении сама система работала уже хорошо. Однако с появлением новых задач в ГКУ «МАЦ» необходимо было вносить определенные изменения, с чего как раз и началась моя работа здесь.

Совместно со моими коллегами мы участвовали в разработке новых методик, инструкций, порядка действия работников отдела организации оперативного дежурства. Предлагали руководству, согласовывали. Начальство нам шло навстречу, потому что отношение к пункту управления, как, впрочем, ко всему, в ГКУ “МАЦ”  очень серьезное. Поэтому все наши предложения учитывались, закупалось новое необходимое оборудование для связи с экипажем и контроля полетов, что выстроило, на мой взгляд, работу оперативного отдела достаточно эффективно. Общими усилиями у нас все получилось!

Учения по гражданской обороне, 2008. Фото из личного архива: С. Калякин справа

Учения по гражданской обороне, 2008. Фото из личного архива:
С. Калякин справа

-Сергей Иванович, приведите примеры, пожалуйста. Что, например, появилось в пункте управления полетами ГКУ «МАЦ», благодаря этим усилиям?

– По решению руководства, пункт управления ГКУ «МАЦ» был переоборудован и оснащен функциональными рабочими местами дежурной смены, современными компьютерами, системой оповещения, системой видеонаблюдения за посадочными площадками и т.п.

К примеру, сейчас у нас есть специальная аппаратура контроля полетов вертолетов – и медицинских, и пожарных. Она позволяет нам отслеживать и полет, и его направление, взлет и посадку. Это намного проще, чем раньше было, когда у нас единственным средством контроля полетов был звонок пилота по телефону уже после посадки воздушного судна. И радиостанция была одна, сейчас их несколько. С одной радиостанцией мы не успевали переключаться на разные частоты. Ведь ситуация, в основном такая. Вылетают, например, одновременно на вызовы два санитарных вертолета, один вертолет при этом находится на одной частоте, а другой вертолет – на другой. Поэтому с одной радиостанции мы могли слушать только один вертолет, второй теряли. Сейчас все гораздо проще и удобнее.

Пункт управления ГКУ "МАЦ"

Пункт управления ГКУ “МАЦ”

Оборудование, установленное сейчас на пункте управления, позволяет более полно контролировать организацию полетов вертолетов и еще более эффективно взаимодействовать с городскими и федеральными органами управлениями в Московском аэроузле. Благодаря видеоаппаратуре мы видим вертолет, а, благодаря рации, слышим радиообмен. Все это упрощает работу и с ФСО, и с Московским зональным центром, и с ПВО. Москва – ведь запретная зона, а мы в ней летаем. Каждый такой полет, вплоть до секунды, необходимо строго согласовывать с соответствующими органами управления и контроля полетов.

Плюс, мы оставляем в данной ситуации обязательный звонок пилота перед каждым взлетом и посадкой. Например, прилетают они на ДТП, врачи заносят в вертолет пострадавшего, а пилоты нам в это время докладывают, куда они сейчас полетят и зачем. Экипаж выполняет это требование, которое является третьим дополнительным звеном контроля полетов.

Всякое же в жизни бывает, вдруг откажет аппаратура, а пилот позвонит всегда и проинформирует нас. Такой вот тройной контроль получается, что необходимо для обеспечения безопасности полетов над нашим городом. Все вопросы взаимодействия с органами управления полетов очень важны. Они отрабатываются как раз на пункте управления Московского авиационного центра.

-Сергей Иванович, а поделитесь секретом, как построена работа в отделе организации оперативного дежурства и на пункте управления? Сколько человек там работает, какие обязанности выполняют, как действуют во время возникновения ЧС?

– В нашем отделе – 10 работников. На пункте управления ГКУ «МАЦ» круглосуточно дежурят 4 человека: оперативный дежурный, диспетчер по обеспечению суточного плана полетов, дежурный диспетчер, дежурный водитель передвижного пункта управления (ППУ) на базе автомобиля Форд транзит, который выезжает к месту ЧС в случае пожара либо другого крупного происшествия. Диспетчеры посадочных площадок постоянно находятся на наших вертолетных площадках при городских клинических больницах (их 6) и обеспечивают взлет и посадку санитарных вертолетов Московского авиационного центра, доводят до экипажа всю полетную информацию: информируют о погоде, о состоянии площадки, о направлении ветра и т.п.

С. Калякин во время совместных учений Московского пожарно-спасательного гарнизона

С. Калякин во время совместных учений Московского пожарно-спасательного гарнизона

У каждого есть свои обязанности, каждый их выполняет и знает, что он должен делать в конкретной ситуации. Например, в случае возникновения ЧС, оперативная группа из трех человек уезжает к месту происшествия. Сам оперативный дежурный остается на пункте управления.

-Остается один человек? И что он делает?

– Во время ЧС у оперативного дежурного полно работы. Сложность в том, что ему одному необходимо постоянно докладывать о ходе ликвидации ЧС: где, что, как. Плюс одновременно работать и за диспетчера – согласовывать все передвижения вертолетов с ФСО, с ПВО ПРО, с Московским зональным центром, с диспетчерскими службами Остафьево, Внуково…Бывает 4 трубки на ушах висят (смеется).

-А какие задачи стоят перед оперативной группой, которая выезжает на ЧС?

Когда оперативная группа оказывается на месте, она докладывает о своем прибытии руководителю тушения пожара, осматривает местность, анализирует происходящее, определяет возможности применения вертолетов, связывается с экипажем: дает ему всю полетную информацию, сообщает о самом ЧС – что горит, можно тушить или нет. Иногда, даже сообщает пилотам о возможных местах забора воды.

-Как же оперативная группа успевает на автомобиле прибыть на место раньше вертолета? Она едет заранее?

 

С. Калякин на учениях, 2018

С. Калякин на учениях, 2018

-Конечно, мы выезжаем заранее. Более того, ППУ Московского авиационного центра едет к месту ЧС всегда, когда пожару присваивают второй ранг сложности, и еще неизвестно, понадобится ли там авиация. Был, например, со мной случай, когда наш экипаж доехал туда, доложился, но руководитель тушения пожаров сказал, что вертолеты применять не будем. Пришлось возвращаться обратно. Такое бывает, но здесь лучше раньше выехать, все подготовить к работе вертолета, а потом за ненадобностью вернуться, чем приехать впритык и работать впопыхах.

Ведь на месте пожара очень много подготовительной работы происходит. До нашего прибытия разворачивается оперативный штаб, где есть руководитель тушения пожара. С ним старший оперативной группы ГКУ «МАЦ» держит постоянно связь. Только по его команде мы может применять вертолеты, потому что работают наземные пожарные, спасатели, на объекте могут быть пострадавшие или случайные зеваки. Вертолеты применяются исключительно тогда, когда предполагаемая зона сброса воды свободна от присутствия людей.

Плюс мы уже связываемся с экипажем нашего дежурного вертолета, докладываем обстановку, чтобы пилоты, например, могли заранее определиться с местом забора воды. Ведь бывает, что ближайший водоем окружен проводами или высотными зданиями, что является серьезным препятствием для вертолета. Тогда экипаж по карте, еще до команды взлета, ищет другие возможности.

Передвижной пункт управления ГКУ "МАЦ" (ППУ)

Передвижной пункт управления ГКУ “МАЦ” (ППУ)

А бывает, что нужно срочно лететь, времени на все это нет. Здесь уже наша задача, тем, кто на месте, выяснить, где вертолет будет брать воду. Или, например, ночь. Плохая видимость. У нас всегда есть связь с дежурными Московской городской поисково-спасательной службы на водных объектах (МГПСС), которые на оборудованных прожекторами лодках могут прибыть и помочь нашему вертолету осветить место забора воды…В общем, забот много.

Благодаря регулярным занятиям и тренировкам, выстраивается система, которая позволяет успешно выполнять поставленные задачи.

-Сергей Иванович, я смотрю, сейчас Вы больше в офисе, много работаете за компьютером. Снова какие-то новшества хотите ввести?

– Пока нет (улыбается). Но работа моя в данный момент постоянно связана с документацией. Дело в том, что я теперь, как начальник отдела организации оперативного дежурства, регулярно занимаюсь методическими документами, планами, вношу в них различные изменения. Например, во время проведения Чемпионата мира по футболу FIFA-2018 менялся режим работы дежурных сил: привлекались дополнительно экипажи санитарных вертолетов, диспетчеры на площадках при больницах дежурили не только днем, но и ночью и т.д. Когда ЧМ-2018 закончился, снова нужно было изменить документы. Кроме того, постоянные ежемесячные приказы, согласования плановых и внеплановых полетов и т.п.

IMG_0815

Плюс ко всему сейчас очень много инструкций пишем по взаимодействию нашего учреждения и МГПСС. С ними отрабатываются и совместные действия по забору воды ночью, и действия по работе беспилотных летательных аппаратов, которые они не так давно приобрели.

-Это интересно. Для чего они им и при чем тут ГКУ «МАЦ»?

– Работники МГПСС будут использовать «беспилотник» для контроля водоемов в городской черте. Организация полетов беспилотных ЛА, согласно документам, возлагается на пункт управления Московского авиационного центра. Мы будем подавать и заявки в органы управления по запросу МГПСС, и контролировать полеты «беспилотников» и т.д. Это накладывает на наш отдел дополнительные задачи.

-Сергей Иванович, получается, что Вы уже отошли от дежурств и занимаетесь только документами?

-Ни в коем случае. Я считаю, что начальник отдела в любом случае должен 1-2 раза в месяц дежурить, чтобы не потерять навыки. Это во-первых. А, во- вторых, во время дежурства на пункте управления полетами я еще раз напоминаю работникам дежурной смены, что делать, как делать и т.д. Знаете, как в армии, – командирские полеты (смеется), так и здесь.

Вообще, я очень рад, что работаю в Московском авиационном центре (с гордостью). Здесь все мне интересно и дорого, о лучшем уже и не мечтаю

-Спасибо, Сергей Иванович, за прекрасную беседу. Удачи в вашем нелегкой и такой ответственной работе!

056A8865

Беседу провела Н. Арнаут