Катальшев О. Ю.

Катальшев Олег Юрьевич – командир воздушного судна ВК117С-2, пилот-инструктор, заместитель директора по организации летной работы.

На фото Катальшев О.Ю.

На фото Катальшев О.Ю.


Катальшев Олег Юрьевич – пилот с большим стажем, участник боевых действий Афганской войны, офицер запаса Вооруженных сил РФ. Общий налёт пилота составляет более 6 тысяч часов. За авиационную карьеру Олег Катальшев освоил пять типов вертолётов: Ми-2, Ми-8, Ка-27, Ка-32, BK117C-2, Вell-429. Имеет государственную награду – Орден «Красной Звезды».

Олег Юрьевич – один из первых пилотов Московского авиационного центра, кто освоил вертолет ВК117С-2 и начал на нем выполнять работы по медицинской эвакуации. За период инструкторской работы в учреждении переучил и подготовил для полетов на ВК117С-2 18 пилотов второй авиационной эскадрильи и трех пилотов-инструкторов, включая командира летного отряда ГКУ «МАЦ».

Как бы ты не противился судьбе, но, если она сама ведет к твоему главному предназначению с самого детства, все и случится так, как должно. Маленький Олег, как и многие будущие летчики, вырос в военном гарнизоне, слушая захватывающие рассказы папы-вертолетчика о романтической профессии воздухоплавателя. Причем, уже с детства мальчик решил, что летать на самолете не так интересно, как на вертолете. Ведь отец всегда говорил, «на вертолетах интереснее – ты и летишь ниже, и видишь больше –  романтики больше…На самолетах обычно взлетаешь, летишь и садишься, а на вертолете можно выполнить очень много разных работ – и спасательных, и учебных, и боевых…»

Поэтому, хоть, как говорит Олег Катальшев, родители ему профессию специально не навязывали, все-таки выбор после школы пал на летное училище.

«Мне говорили, кем хочешь, тем и будешь, – рассказывает Олег Юрьевич, -И где-то к 18 годам я решил, что пойду в летное училище. Правда, в первый год не поступил, не успел решить проблемы со здоровьем для медкомиссии. Пошел работать на производство в организацию по ремонту электрических счетчиков. Эта работа стала для меня хорошей школой. Она была сложна своей монотонностью – нужно было целый день сидеть на конвейере. Поверьте, в 18 лет это требует колоссальных усилий воли. Именно тогда я понял, что без высшего образования, без стремления к своей мечте интересной работы не видать. Поэтому, когда я через год подал документы в Сызранское летное училище – это был уже более осознанный и обдуманный шаг».

 В 1984 году Олег Катальшев закончил вертолетное училище с отличием, и молодому лейтенанту был предоставлен выбор места службы. Недолго думая, начинающий вертолетчик решил отдать приоритет знаменитому в то время отдельному гвардейскому вертолетному полку в Киевском военном округе. Это была единственная боевая часть, которая обеспечивала все направления региона.

«В училище я освоил многоцелевой вертолет Ми-8, и всю свою военную карьеру построил, управляя именно этим типом воздушного судна. Задачи на нем стояли были совершенно разные. Это и транспортные полеты, и разведка, и минирование с воздуха, и бомбометание, стрельба неуправляемыми ракетам , полеты строем в составе эскадрильи Наш полк постоянно участвовал в различных тренировках, в том числе и во Всесоюзных учениях «Гранит». Не обошлось и без командировок в «горячие точки. Когда начались боевые действия в Афганистане, все мы по одному, а то и по 2 раза летали туда». 

Фото из личного архива

Фото из личного архива

Олег Катальшев прибыл в Афганскую республику для исполнения своего интернационального долга в самое горячее время, в 1985 году. Год и два месяца летчик участвовал в различных операциях и боевых действиях и, как он сам говорит, после их отъезда советским экипажам вертолетов запретили выполнять боевые задачи днем из-за больших потерь.

«У нас было очень много операций, которые, в основном заключались в том, что мы высаживали десант в зону укрепления «душманов», каждый раз, рискуя жизнью. Все посадки и высадки, как правило, проходили под обстрелом противника. За год из нашего полка погибло 13 летчиков, включая замкомандира. Все они, в основном, были из соседней эскадрильи вертолетов Ми 24, которые прикрывали нашу –  МИ-8.  Война была серьезная. В целом, запомнилась большим риском и сплошными потерями. Выдержать то время, мне, думаю, помогла молодость – на тот момент мне было 24 года, когда все воспринимаешь гораздо проще. Плюс между боевыми заданиями я регулярно занимался спортом, художественной самодеятельностью – играл в ансамбле. Сейчас оглядываешься назад, и кажется, что командировка та прошла легко. Но, фотографии в личном деле говорят об обратном. До Афганистана- ребенок, после – совершенно другой взгляд. Война бесследно не проходит. Потому о ней я вспоминать не люблю».    

Тяжело говорить Олегу Катальшеву и о сложнейшей операции того года, за что пилот вместе с другими боевыми товарищами получил Орден Красной звезды.

«Это было 13 января 1986 года под Газни. Начиналось все, как обычно. Мы летели на боевое задание, каких тогда было много. Ведь все вражеские группировки находились в укрепрайонах, в горах. Туда можно было добраться только вертолетами и выбивать их десантом. Примерно, раз в месяц проводились такие операции. Сначала артподготовка очень мощная шла, потом прилетали самолеты штурмовой авиации, и сразу же выходили мы на вертолетах МИ-8 под прикрытием МИ-24. Необходимо было очень четко и быстро высаживать десант. Нормативы выхода на цель  были  +/-30 секунд. 

И вот, летим мы первым бортом, и я вижу, как «душманы» выскакивают буквально отовсюду и начинают нас расстреливать в упор. Такого никогда не было. Вертолет, который нас прикрывал, был сбит, экипаж погиб. Мы быстро высадили десант и успели улететь. Каким-то чудом нас не сбили хотя по прилету мы обнаружили на вертолете пробоины от пуль. Другим же досталось крепко. Сопротивление было оказано очень сильное, но группировка была уничтожена. На ее месте потом нашли большие склады оружия и других боеприпасов. Почти все участники операции под Газни были представлены к наградам. А про само событие и про гибель экипажа Ми-24 написали песню «В горах под Газни…»

Фото из личного дела - до войны, после войны

Фото из личного дела – до войны, после войны

После тяжелой командировки в Афганистане Олег Катальшев вернулся в свой родной полк, служил там, рос по службе. Став командиром звена, Олег Юрьевич решил продолжить учебу и подал документы в Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина, предназначенную для подготовки командных кадров. Но на этом этапе, можно сказать на расцвете военной карьеры, судьба сыграла с вертолетчиком злую шутку. В стране случился всем известный путч, который в 90-е разрушил мечты и жизненные путь многих людей.

«Никто не знал, чем все обернется. Я вынужден был забрать документы, вернулся обратно в полк. А через год меня отправили в Закавказье, в Телави. После службы в Закавказье я вернулся обратно и принял решение уволиться из Вооруженных сил, так как Украина уже была другим государством и перспективы были смутные».

Уволившись из Вооруженных сил, Олег Катальшев вместе с семьей переехал жить в Тулу. Быстро сориентировался, нашел себя на гражданке, обеспечивал достойную жизнь родным. Однако сам сильно тосковал по небу, по своему вертолету, бесконечно думая, а как было бы, если б не ушел. Так, стремление вернуться к любимой работе и привело Олега Катальшева в Московский авиационный центр. Прошло больше 10 лет, когда на одной из встреч с бывшими однокашниками, Олег Юрьевич узнал о недавно созданной вертолетной организации в столице. ГКУ «МАЦ» тогда остро нуждался в кадрах, хороших летчиков было мало, каждый – на вес золота. Бывший военный вертолетчик решил, что судьба дает ему единственный и последний шанс, за который обязательно нужно схватиться.

«На тот момент Московский авиационный центр был маленькой организацией, нас сразу пришло 4 человека, и все с одного выпуска, мои однокашники. Стояла задача, как можно быстрее пройти подготовку, чтобы нас ввели в строй, поставили на дежурство. Мы переучились на вертолеты Ка-32А и стали пилотами гражданской авиации. Чуть позже в ГКУ «МАЦ» поступили новые вертолеты ВК117С-2, и я был одним из первых, кто на них переучился. Не все хотели сначала осваивать новый тип – техника совсем незнакомая, другая, а у меня даже вопрос такой не стоял. Я всегда стремился освоить, как можно больше разных типов машин. Руководство, конечно, поддержало».

Поздравление

Олег Юрьевич стал одним из  двух пилотов первого экипажа ВК117С-2. В 2009 году он заступил на дежурство по эвакуации пострадавших с мест ДТП и других ЧС. С того года началась история санитарной авиации Москвы в том виде, в каком она есть сейчас. Это было беспокойное время становления организации полетов над Москвой, время проб без ошибок, ведь в городе их быть не должно.

«Все было совсем не так, как сейчас. Первые вылеты по спасению людей были крайне сложными, но вместе с тем и интересными.  ТиНАО не было тогда, поэтому все полеты проходили исключительно в плотной городской застройке. Провода, растяжки, садишься, где только возможно, и людей забираешь. При том, что винты вращаются, зеваки лезут под вертолет, это было так динамично, горячая пора».

В 2009 году на санитарные вертолеты ВК117С-2 в Московском авиационном центре было подготовлено несколько пилотов. К 2010 году переучили еще восемь человек, которым Олег Катальшев начал передавать свой накопленный опыт полетов по медицинской эвакуации в черте города, став пилотом-инструктором.

В том же, 2010 году Олег участвовал в эвакуации пострадавших после террористического акта в метро, выполнив сложную посадку в центральном районе столицы .

 «Садился прямо возле Крымского моста, везде провода, много людей. Доктора наши сразу побежали, занесли пострадавшего в вертолет, и мы быстро улетели в больницу. Все происходило так стремительно, мы даже не выключались. Задачу по эвакуации выполнили, но случай был нестандартный из-за особенностей посадки и места происшествия».

Эвакуация пострадавших после терактов в метро, 2010 год

Эвакуация пострадавших после терактов в метро, 2010 год

Были еще нестандартные случаи и ЧС. В 2015 году, возвращаясь с дежурства на вертолете, Олег Катальшев обнаружил на Москва-реке огромный столб дыма. Первое, что пришло в голову – взрыв на нефтеналивном судне.

«Я доложил оперативному дежурному, и, как впоследствии выяснилось, наш экипаж первым обнаружил ЧС. Мы с моим напарником выполнили посадку возле водоема, врачи выскочили из вертолета и побежали смотреть, что случилось. В итоге, двум пострадавшим наша авиамедицинская бригада оказала помощь на месте, а одного мужчину мы эвакуировали в больницу. Когда пожар был локализован, выяснилось, что прорвало трубу в районе Московского  нефтеперерабатывающего завода».

Основной рост санитарной авиации в ГКУ «МАЦ», по словам Олега Юрьевича, начался примерно с 2014 года. Директором учреждения было принято решение ежегодно готовить пилотов ВК117С-2. Поэтому инструкторская деятельность у Олега Катальшева с 2015 года стала более активной. Плюс ко всему, получив должность  заместителя директора по организации летной работы в ГКУ «МАЦ», Олег Юрьевич лично участвовал в разработке регламентирующих документов по авиационной деятельности в столице.

«Сейчас все вылеты санавиавиции регламентированы и отрегулированы, все работает, как часы. В первое время этого не было. Доходило вплоть до того, что мы летим, увидели ДТП, докладываем и садимся. Сейчас все организовано и гораздо безопаснее. Как правило, сейчас мы садимся на уже подготовленные площадки, где тебе передают пациента. Риски сведены к минимуму, потому что в ГКУ «МАЦ» существуют четкие и жесткие правила, соответствующие ФАП. Контроль выполнения этих правил – моя зона ответственности.  Я отвечаю за подготовку и допуск к полетам. Плюс работа по обучению новых пилотов, она тоже вся, можно сказать, на мне».

2009 год

2009 год 

Сейчас Олег Катальшев продолжает дежурить, совмещая полеты по санитарной эвакуации с инструкторскими задачами. А их в Московском авиационном центре стоит много. Особенно, после 2018 года, когда впервые в Москве учреждением было организовано круглосуточное дежурство санитарных вертолетов. До сих пор ведется работа по обучению пилотов ночным полетам.

«Для того, чтобы подготовить к самостоятельным дежурствам пилотов, уходит год. Это днем. А если взять с ночью, то два года. То есть, по нашим программам только через 2 года мы можем получить пилота, который полноценно может дежурить в режиме 24 часа в сутки. Это целая история».

Кстати, самому Олегу Катальшеву пришлось впервые столкнуться с ночной эвакуацией пострадавших в 2017 году. Тогда в Москве произошел сильный пожар в ТРЦ «РИО», многие пострадали. Два дежурных санитарных вертолета тут же вылетели по вызову, но потребовались дополнительные силы. День клонился к вечеру, быстро темнело. Возникла необходимость в резервном ВК117С-2 и в самых опытных летчиках. Тогда-то директор ГКУ «МАЦ» и поставил задачу Олегу Катальшеву и Вячеславу Ивлиеву, командиру летного отряда ГКУ «МАЦ» на срочный вылет.

«В то время у нас не было допусков к ночным дежурствам, понятия такого не было. Мы имели разрешение совершать посадки в темное время суток на площадки с самостоятельным подбором. Потому меня и вызвали на то ЧС, я был дома, прыгнул в машину, доехал до аэродрома, где уже ждал Вячеслав, которого я также в свое время переучил на ВК117С-2, и мы прилетели. А пострадавших доставляли в «Склиф» уже по темноте. Для меня это был первый опыт посадки на территорию больницы Склифосовского в темное время. Все прошло благополучно. Задачу, как всегда выполнили, никого не подвели!» 

Эвакуация пострадавших после пожара в ТРЦ "РИО", 2017 г.

Эвакуация пострадавших после пожара в ТРЦ “РИО”, 2017 г.

Человек с такими требованиями к себе, в общем-то никогда не может подвести кого-то в работе. Да и «новичкам» Олег Юрьевич расслабляться не дает –  добивается блестящего управления техникой, четкого выполнения поставленных задач и, самое главное, самостоятельного принятия адекватных решений.  Олег считает, что, если вертолетчик – командир воздушного судна, он должен справляться с поставленными задачами.

«Все мы разные, из 10 пилотов все равно кто-то будет лучше, а кто-то хуже. Можно быть супер-пилотом: чувствовать авиационную технику, блестяще управлять вертолетом, но для нашей работы этого мало!   Пилот Московского авиационного центра должен уметь принимать правильные адекватные решения в любой момент времени, в нестандартной ситуации. Это гораздо сложнее, чем научиться управлять вертолетом. К этому нужно идти годами. В нашей работе по оказанию экстренной медицинской помощи необходимо быстро реагировать и быстро действовать . Здесь нужен определенный опыт. Добиваемся результата только через практику и тренировки».

В Московском авиационном центре на Олеге Юрьевиче лежит большой груз ответственности. Освободиться от разных мыслей помогает спорт и музыка, как в далекие армейские годы.

IMG_6842

«У меня дома очень высококачественная аппаратура звуковоспроизведения, которую я собирал на протяжении нескольких десятилетий. Раньше я сам играл и пел, сейчас люблю музыку слушать. Самую разную, ту, что проникает в душу. Телевизор мы с семьей почти не смотрим. Негатив я дома от себя отметаю. Ни новости не слушаю, ни фильмов не смотрю. Либо природа, рыбалка, велосипеды, либо –  музыка»

Несмотря на бесконечную любовь к полетам и высокую отдачу работе,  Олег Юрьевич – один из немногих людей, кто в семье умеет оставлять все за порогом, придерживаясь правила –  «мы работаем для того, чтобы жить, а не наоборот». Также пилот считает, что, если судьба не ведет тебя в авиацию, не нужно поступать вопреки .

«Спустя годы, я стал очень хорошо понимать своего отца, который не навязывал мне профессию летчика. Я тоже сейчас такого же мнения – не нужно тянуть специально в какую-то профессию. И своим детям я даю возможность выбора. Ведь взять того же пилота. Это очень интересно, конечно, но и опасно. Поэтому, когда кто-то идет в авиацию, и что-то не получается, не нужно расстраиваться и близко принимать это к сердцу. Ведь никогда не знаешь, что тебя ждет впереди и чем все закончится. Когда летаешь много лет и анализируешь, скольких уже нет в живых, то становится понятно, насколько эта профессия опасна. С судьбой не надо играть. Я и нашим пилотам, которые уходят с летной работы по состоянию здоровья, всегда говорю –  не надо расстраиваться. Ты жив, здоров, отлетал много лет, и слава Богу!»

056A2748