КВС BK117С-2 ГКУ «Московский авиационный центр» Екатерина Орешникова:
«После просмотра фильма «В небе «Ночные ведьмы» поняла, что буду пилотом

Екатерина Орешникова, единственная женщина-пилот, которая работала сначала в МЧС России, а теперь работает КВС на BK117 С-2 в ГКУ «Московский авиационный центр» Департамента ГОЧСиПБ. Принимала участие во многих крупных поисково-спасательных операциях, вместе со спасателями спасла сотни человеческих жизней.

— Для многих людей профессия летчика или космонавта – мечта детства. В какой момент вас «позвало небо»? Что стало поводом?

— В моей семье не было пилотов. Однако мой папа работал авиационным инженером, и первые знания об авиации я получила именно от него. Вообще я была гуманитарием в школе. У меня мама была учителем, преподавала историю. У меня очень хорошо шли гуманитарные предметы. Но как-то ближе к старшим классам по телевизору показывали фильм «В небе «ночные ведьмы». Режиссером ленты была Евгения Жигуленко – командир звена ночного бомбардировочного авиационного полка, Герой Советского Союза. И когда я посмотрела этот фильм, он меня тогда очень потряс, и я поняла, что я тоже хочу, и буду летать.

Фото: Степан Змачинский

Фото: Степан Змачинский

— Как и где проходило ваше обучение?

— Когда я училась в школе, в старших классах, и встал вопрос выбора специальности, то я решила стать пилотом. На тот момент, правда, я не знала, какие есть училища и институты, на каком типе самолета или вертолета я буду летать, и вообще-то каким путем осуществлять свою мечту. Раньше девушкам сложно было пробиться в авиацию. Но судьба распорядилась так, что был набор в первый Московский городской аэроклуб на вертолет Ми-2 спортсменкой. Параллельно я училась в Московском авиационном институте, а потом получила направление из аэроклуба в Запорожское авиационное училище летчиков-инструкторов ДОСААФ СССР. В то советское время это было единственное училище, куда брали девчонок на учебу. Потому что во всех летных училищах было написано: принимаются лица мужского пола. Вступительный конкурс был очень большой. В тот год со всего СССР нас поступило 5 человек. И это считался ещё большой набор, обычно было по три человека, а тут сразу пять. Раньше были совсем другие законы, и сейчас во много раз проще поступить, если из девчонок захочет кто-то летать. Сейчас и наборы есть, было бы желание.

— Насколько сложно было обучаться в советское время на пилота?

— Всего же в Запорожском авиационном училище летчиков-инструкторов ДОСААФ СССР было шесть эскадрилий. Курсанты проходили теорию и учились летать на вертолетах, самолетах и планерах. И на все шесть эскадрилий, на три курса было 30 девчонок. В эскадрильи, где я училась, нас было пять человек вместе со мной. У нас был очень сильный набор. Это были ребята и девчонки, которые очень хотели  не просто работать в авиации, а именно летать. И отдали этому очень много сил и времени. Но, к сожалению, было такое время, когда после выпуска мы оказались никому не нужны. Вы прекрасно помните, что это было за время – 1991 год. Но спустя уже некоторое время, мне крайне повезло, потому что тогда меня взяли на работу в авиакомпанию – Московские воздушные линии в «Шереметьево». Ее Генеральный директор Владимир Иванович Костырин переучил меня на вертолет «Ми-8». И именно благодаря этому я смогла летать не просто как спортсмен аэроклуба, или курсант летного училища, а как профессиональный пилот. Получила шанс продолжить учебу у опытных летчиков-инструкторов и набираться летного опыта. А потом образовалась авиация МЧС. Я перешла в авиацию МЧС и очень долгое время работала там.

— Расскажите об опыте работы пилотом в МЧС России.

Фото: Степан Змачинский

Фото: Степан Змачинский

— Каждый вызов по-своему запоминается. Особенно запомнился один из первых вылетов на ДТП, когда я почувствовала скоротечность человеческой жизни. Это была крупная автоавария под Икшей. С дачи возвращалась семейная пара с двумя детьми, девочкой и мальчиком. Они ехали и ничего не нарушали, и в них врезался джип, который выехал на встречную полосу. Вся семья погибла. Врач до последнего пытался спасти девочку, но ей уже нельзя было помочь. И тогда я в первый раз увидела, как в одночасье все может измениться в жизни любого человека. А виновника этой ситуации, того, кто выехал на встречку и остался жив, мы отвезли в больницу. Эта хрупкость человеческой жизни, беспечность, с которой некоторые к ней относятся, меня потрясли. В общей сложности в МЧС я проработала более 15 лет и летала на вертолетах Ми-8, Bo 105 и BK-117».

— Расскажите о командировках и спасательных операциях

— Хотелось бы отметить, что наших пилотов и спасателей уважают во всем мире. Если происходили крупные пожары или какие-либо чрезвычайные ситуации за рубежом, то нередко привлекались силы и средства России. Так в августе 2007 года нас привлекли для тушения пожаров в Греции. Вблизи древни Олимпии огненной стеной оказались отрезанными местные жители, которые могли в любой момент погибнуть. При тушении пожаров работали наш самолет-амфибия Бе-200ЧС, Ил-76, а также вертолеты Ми-26 и Ми-8. Из-за пожара, который раскалил воздух, ураганный ветер создавал серьезные помехи в работе пилотам. Самолет Бе-200 за один раз сбрасывал более двенадцати тонн воды. А мы на Ми-8 со специальным водосливным устройством объемом три тонны доставляли воду из водоемов к очагам возгорания. Благодаря усилиям российских пилотов со стихией удалось справиться. Также мы участвовали во многих международных учениях и показательных выступлениях как на территории нашей страны (в Калининграде), так и за рубежом – в Германии, Финляндии. Очень важно делиться с коллегами опытом, показывать нашу методику работы, демонстрировать особенности спасения людей и оказания первой помощи. Также в мае 2012 года я участвовала в поисковой спецоперации на месте катастрофы самолета «Sukhoi Superjet 100» в Индонезии, который врезался в гору Салак во время демонстрационного полета. Для многих это была одна из самых сложных спасательных операций, условия работы были по-настоящему экстремальными. Уклон скалы тогда составлял более 80 градусов. Обломки самолета оказались на высоте более 2000 метров, в непроходимых джунглях.

— Когда Вы перешли на работу в ГКУ «Московский авиационный центр»?

— В 2015 году я перешла работать в ГКУ «Московский авиационный центр» Департамента ГОЧСиПБ, командиром воздушного судна. В настоящее время я дежурю на вертолёте BK117 С-2. Это один из самых современных и лучших вертолетов, которые я знаю. Он компактный и очень надежный, ему не нужно много места для посадки. Он может приземлиться даже на проезжей части. Общий налет у меня – более 3500 часов. Мы доставляем пострадавших в автоавариях и тяжелобольных в больницы столицы. Наши медицинские вертолеты отправляют на экстренные вызовы, когда счёт идет на минуты. На бортах «Московского авиационного центра» перевозят в больницу тяжелых больных, например, с инфарктом миокарда или внутренним кровотечением. Благодаря винтокрылым машинам удается максимально быстро добраться до места вызова. В любую точку столицы наши бригады врачей и спасателей долетают максим за 7-10 минут, а в Новую Москву за 15. В этом плане это новый уровень выполнения той работы, которую я выполняла раньше на вертолете Бо 105 над Москвой.

Фото: Степан Змачинский

Фото: Степан Змачинский

— Расскажите о Вашей семье

— Мой супруг Валерий — тоже летчик — с пониманием относится к моей работе. Он представитель династии пилотов. Познакомились мы на работе. Очень забавная была история. Мы работали в одном отряде, на одной машине, но ни разу не видели друг друга, так как летали в разных экипажах, в разные смены. Муж у меня высокий, он настраивал рабочее место под себя. А я педали пододвигала поближе. Каждое утро мы возмущались действиями друг друга – только, мол, настроил педали под себя, а тут кто-то взял и все поменял! Однажды мне показывают на пилота и говорят: «Вот он, твой сменщик-то». Я с интересом посмотрела на него, а потом подошёл Валера, и мы познакомились – вот судьба. Сейчас у нас дочь, она учится в институте на учителя русского языка и литературы.

— Что бы вам хотелось пожелать в преддверии Международного женского праздника всем женщинам и своим коллегам?

— В первую очередь всем женщинам я бы хотела пожелать счастья, здоровья и любви. Потому что вспылить легко, а потом вернуться назад, отмотать время уже невозможно. Чтобы всегда в семье было взаимопонимание, мир, гармония и терпение.

Фото: Степан Змачинский

Фото: Степан Змачинский

Материал взят с портала МЧС Медиа