Лучшие спасатели Москвы рассказали
о своей работе, мечтах и страхах

МОСКВА, 7 ноя – РИА Новости. Всероссийский фестиваль по тематике безопасности и спасения людей “Созвездие мужества” проходит ежегодно уже в течение восьми лет. Цель конкурса — выявление и награждение лучших сотрудников и подразделений МЧС России, представителей других федеральных органов исполнительной власти, СМИ, а также граждан, оказавших помощь пострадавшим и проявивших активную жизненную позицию в вопросах обеспечения безопасности жизнедеятельности.

В конце октября были оглашены итоги регионального этапа конкурса “Созвездие мужества”, победители будут награждены 25 ноября. Лучшие спасатели Москвы, которые работают в департаменте по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности и стали победителями регионального этапа конкурса, рассказали корреспонденту РИА Новости о своей работе, страхах и мечтах.

Водолаз Евгений: как видеть рукамиvodolaz

Евгений Герасимович — водолаз поисково-спасательного водолазного отряда Московской городской поисково-спасательной службы на водных объектах (МГПСС). Кроме квалификации “Спасатель” он владеет специальностями “Оператор компрессорных установок”, “Судоводитель маломерных судов”, “Газоспасатель”, “Взрывник” и рядом других. В 2016 году Евгений стал победителем регионального этапа конкурса “Созвездие мужества” в номинации “Лучший водолаз” и теперь поборется в этой же номинации на федеральном этапе фестиваля.

Как отмечает Евгений, в профессию пришел поздно — в 29 лет. В МГПСС работает около 14 лет.

“Все началось с книг. В детстве любил много читать, и одной из любимых книг была “Рыба-одеяло” Константина Золотовского. Родители подарили эту книгу, и она стала настольной. Никак не предполагал, что буду работать по этой специальности”,- рассказывает Евгений.

Он бросил институт и пошел работать в полицию, шесть лет трудился в ППС, потом — в ОМОН на воздушном и водном транспорте.

“А там была водолазная группа. И меня эта тема заинтересовала. Потом несколько лет прошло. В 2002 году я попал в Северобайкальск в водолазную школу, отучился две недели. Там мне хорошо преподавали материал, повезло с учителями. После я познакомился с водолазами здесь, начал общаться. После того, как с отряда ОМОНа ушел, устроился сюда. Здесь у меня тоже был хороший учитель Качанов Владимир, который натаскивал меня именно на водолазный поиск. Специфика спецподразделения и поискового отряда значительно различаются. Вова натаскал хорошо – человек-легенда”,- отмечает Евгений.

Специфика его работы заключается в поиске погибших людей под водой, а иногда “нужно искать вещественные доказательства в воде в интересах МВД”. Евгений добавляет, что работать приходится в отсутствии видимости, на ощупь. Это иногда страшно и неприятно, но все страхи, по словам Евгения, преодолеваются.

“Бывают такие водоемы, где тяжело работать. Не хочется туда идти, и все. Не мой водоем. Москва-река вся моя, в любом месте, грязная она или нет, там я чувствую себя, как в своей тарелке. Кстати, в детстве в одной из книг были описаны слепые рыбы. Я никак не понимал, как они живут без зрения. Когда начал работать водолазом в отсутствие видимости, начал понимать, что это такое — видеть руками. А теперь даже видимость мешает иногда. Когда светлый грунт и на нем ничего нет, ты не можешь зацепиться глазом, расстояние не можешь определить. У тебя глаза начинают уставать: закрываешь и начинаешь работать наощупь. Иногда так бывает, что на втором-третьем аппарате начинаешь засыпать под водой. Я однажды в Яузе уснул, меня ребята разбудили. Может и такое быть. Они услышали, что я задышал ровно, начали будить”, — рассказывает Евгений.

В воде водолазы находят множество разных предметов — от монет и оружия до изделий непонятного назначения.

“Работали под Краснохолмским мостом в центре Москвы. Двигаюсь по грунту, выползаю на большую ровную поверхность, не могу понять, по чему ползу, доползаю до края – стекло витринное. Там же нашел целый унитаз с бочком и висячей грушей из старых домов. У нас в отряде были случаи — искали один пистолет, находили другой”, — говорит Евгений.

Однажды, по его словам, к водолазам обратилась девушка, которая гуляла на берегу Москвы-реки и потеряла слуховой аппарат. Евгений говорит, что аппарат был меньше, чем динамик наушника. “Стоил более 100 тысяч рублей. Так мы его нашли. Он был в воде — застрял между деревянными ограждениями берега”, — отмечает он.

Евгений рассказывает, что отсутствие в России водолазного музея – обидный факт. По его словам, у водолазов, любителей водолазного дела есть огромные коллекции найденных в водоемах предметов, оборудования и литературы, но все это нигде не выставляется.

“А в Центральном военно-морском музее в Питере экспозиции, посвященной русскому водолазному делу, нет. А ведь это очень интересно — проследить в развитии дело, тем более что все началось с Питера — с Кронштадтской водолазной школы, 1882 год”, — добавляет он.

Евгений называет себя счастливым человеком, потому что все его мечты сбылись. Работая на акватории, он часто задает себе вопрос: “Получаю ли я удовольствие от процесса?” И всегда отвечает на него положительно.

“Есть у меня и ученики. С отряда ОМОН привел сюда двух парней. У меня еще мечта – преподавать водолазное дело так, как я это вижу, как я это знаю. А еще хочу написать книгу по водолазному поиску, хотя бы брошюрку, в которой коротко бы был описан опыт моей работы. Хочу, чтобы этим пользовались на благо. Потом — приходят к нам молодые ребята, которые только-только отучились в водолазной школе, качество подготовки у них оставляет желать лучшего, люди не знают элементарных вещей. Они приходят с водолазными книжками и, по идее, могут быть уже допущены до самостоятельной работы, но надо их учить”, — добавляет Евгений.

Родственники относятся положительно к профессии Евгения. Жена ему рассказывала, что в детстве мечтала о муже, который будет днем совершать добрые поступки, а по ночам — учиться.

“Она тоже получила то, что хотела. Днем я совершаю добрые дела, а вечером читаю, собираю книги по водолазному делу, учу сейчас итальянский язык – многие книги на этом языке по истории водолазного дела. Мы с женой ходим в Библиотеку Ленина. Она у меня художник. Мы ходим в музеи, выставки посещаем. Из моих любимых живописцев – Серов. Вообще, я ленивый, люблю полежать с книгой. Люблю очень Киплинга, Маяковского. Люблю Бунина, Толстого, Пушкина”, — говорит Евгений.

Кинолог Наталья: сильных и смелых мужчин бережем

kinolog Работа кинологом – детская мечта Натальи Машейко. После окончания института она пришла в “Пожарно-спасательный центр” столицы и стала первой в Москве женщиной-кинологом. Сегодня она – победитель регионального этапа конкурса “Созвездие мужества” в номинации “Лучший спасатель-кинолог”. В ближайшее время Наталья будет отстаивать свое звание уже на федеральном уровне.

“У меня мама – учитель математике, папа – капитан милиции в отставке. Родные долго не могли поверить в то, что мое детское увлечение может стать профессией и делом всей жизни, учитывая то, что в семье и даже в ближайшем окружении собак дома никто не держал. Они не сразу меня поняли, думаю, что на данный момент они за меня рады, потому что я люблю свою работу. Папа говорил, что вакансий на должности этого плана нигде нет, да и девушек на эту работу никто брать не хочет. Но мое время пришло”, — рассказывает Наталья.

Она отмечает, что на дежурстве ничего не боится – ни темного леса, ни техногенных завалов. Единственное, перед чем Наталья испытывает страх, – воздушные шарики.

“Находясь на дежурстве, я не даю себе права бояться. У каждого человека есть своя работа, я для себя выбрала работу спасателем. Сама выбрала, никто не заставлял, значит бояться нельзя. Есть планка, которая опускается, и к происходящему относишься спокойно. У тебя есть задача – и ты должен ее выполнить”, — говорит Наталья.

Кинологи работают при обрушении зданий. После того, как спасатели достали из-под завалов всех, кого было видно и слышно, объявляется “минута тишины” — и начинают работать кинологические расчеты.

“Собака работает на максимальную концентрацию запаха живого человека. По сигнальному поведению собаки кинолог определяет предположительное место нахождения пострадавшего. После чего это место чаще всего проверяется еще одной собакой, и только после этого спасатели приступают к разбору завалов в этой части”, — отмечает Наталья.

Кроме того, ее работа заключается в поиске потерявшихся людей. Как она рассказывает, в этом году спасатели часто выезжали на поиски заблудившихся, потому что территория города стала больше — появилась новая Москва.

“Каждый день и иногда по несколько раз выезжали. Поиск в лесу очень сильно отличается от поиска в техногенном завале. Собаке необходимо долгое время активно двигаться по лесу в поисках человека. Во время работы собаки нередко выводят нас и на тех, кто просто прогуливается в этих местах. Всех встреченных людей мы информируем о поиске и опрашиваем, не видели ли они человека похожего по описаниям или фотографии. Благодаря слаженной работе спасателей и добровольцев в этом году все поиски, на которые мы выезжали, были успешными – за один-два дня все находились”, — говорит Наталья.

Также она отмечает, что подбор собаки – дело серьезное, особо обращается внимание на характер животного, она должна быть дружелюбна и не бояться посторонних людей.

“Вообще все индивидуально: от выбора собаки до методики её подготовки. У каждой собаки своя программа подготовки. Единственное обязательное требование для всех собак — ежегодное подтверждение аттестации, которую они проходят в три этапа: сначала послушание, выполняет ряд команд, потом собака должна проявить себя в поиске на техногенном завале, потом показать, что умеет искать людей в лесу. Пока собака успешно выполняет требования, она считается рабочей собакой”, — добавляет Наталья.

Собеседница агентства отмечает, что, когда собака не сможет работать, она станет семейным любимцем.

“В свое время, когда захотела заниматься кинологией, родители были против первой собаки. Потом они поняли, что они могут наслаждаться общением с животным, а все сложности, связанные с уходом за собакой, я всегда исполняла, не прося их о помощи. Со временем они так привыкли к собакам, что сейчас, когда я живу отдельно от них, в гости меня приглашают только с собаками”, — говорит Наталья.

Наталья еще и инструктор волонтерской организации, она готовит добровольцев-кинологов.

“К нам в группу приходят практически одни девушки. Они более выносливые, спокойные. Они по факту эмоционально сильнее и терпеливее мужчин, реже подвержены фобиям и зависимостям. Зато физически сильных и смелых мужчин мы очень ценим и бережем, так как их у нас совсем не много”,- отмечает Наталья.

Также она рассказывает, что мечтает обо всем на свете. “Так вышло, что мои мечты часто сбываются. Сейчас я мечтаю о семье, о простом женском счастье и верю, что все исполнится”, — добавляет Наталья.

Спасатель Николай: суперменом быть необязательно

spasatel
Николай Галайко – спасатель аварийно-спасательного отряда № 6 в Пожарно-спасательном центре Москвы. В этом году он стал победителем конкурса профессионального мастерства “Московские мастера-2016”. Кроме того, Николай — победитель регионального этапа конкурса “Созвездие мужества” в номинации “Лучший спасатель”. Впереди его ждет борьба в этой же номинации уже на федеральном уровне.

Николай отучился на экономиста. После окончания института решил попробовать себя в офисной работе, которая быстро наскучила.

“От друзей узнал о профессии спасателя, заинтересовался. Записался на курсы, дождался своего места и пошел учиться. После учебы был отправлен на месяц стажироваться в один из действующих отрядов. Им оказался поисково-спасательный отряд №6. Понравилось, напросился и остался стажироваться дальше. Примерно через год устроился в Центральный региональный поисково-спасательный отряд. Проработал там два года, после чего меня позвали обратно в “шестерку” уже работать”, — говорит Николай.

По его мнению, спасатель не должен обладать сверхъестественными качествами. Он должен быть здравомыслящим, уравновешенным человеком, который позитивно относится к жизни.

“И, конечно же, человеку должно нравиться то, чем он занимается. Любовь к своему делу – основное качество, определяющее будущего профессионала”,- отмечает Николай.

Также он добавляет, что спасатель должен постоянно совершенствоваться. В рамках своей деятельности ему нужно знать нормативную базу и технические моменты, инструкции. Кроме того, он должен иметь отличную физическую подготовку.

“Так, например, при работе на пожарах. Там, в условиях высокой температуры, человек быстро теряет энергию, силы. Если он не подготовлен, ему тяжело выполнять элементарные действия в условиях повышенной температуры”,- рассказывает Николай.

Трагедии, с которыми приходится сталкиваться во время работы, Николай переносит спокойно. Он считает своей задачей минимизировать ущерб от ЧП и не тратить ценное время на эмоции.

“Испытывать эмоции в такой ситуации недопустимо, они отнимают слишком много времени и сбивают с толку. Лучше оставить это на потом, когда ситуация будет благополучно разрешена”, — говорит он.

Большая часть вызовов, на которые приходится выезжать, по словам Николая, социальные.

“Сейчас начинается осень — пора разбитых градусников. На самом деле, чтобы получить от разбитого градусника вредные концентрации, ее нужно собрать пылесосом и распылить по квартире, не проветривать и дышать этим несколько недель минимум. Тогда возможно получить ртутное отравление. Во всех остальных случаях нужно собрать ртуть, помыть несколько раз место, где она была, моющим средством с содержанием хлора, а саму ртуть сдать в любой ближайший отряд”,- говорит Николай.

Спасатели нередко сталкиваются с комичными ситуациями на службе. “Мы приезжаем на вызов к женщине и маленькому ребенку. Открывается дверь квартиры, женщина начинает рыдать, рассказывая, что все плохо, потому что она разбила градусник, надо выезжать из квартиры… Однажды женщина из клуба вышла покурить и села на пристань. В итоге опрокинулась и не смогла выбраться самостоятельно. Там холодно, воды хоть и немного было”, — рассказывает Николай.

Страх при работе присутствует всегда — это нормальная реакция организма на опасность. “Если понимаешь уровень риска, как с этим работать, то ты будешь просто работать, выполняя необходимую последовательность действий. Все зависит от подготовки”, — говорит Николай.

По его словам, он не любит славу. Николай считает, что постоянные просьбы дать интервью или сфотографироваться сильно мешают работе.

“Я поставил себе цель и добился ее. Это здорово мотивирует. А вообще, я славу не люблю. Мне не нравится участвовать в публичных мероприятиях. И абсолютно не прельщает повышенное внимание. Мотивирует меня только достижение поставленной цели: я захотел, и у меня получилось. Все остальное обременяет”, — говорит Николай.

Пилот Денис: всегда быть в тонусе

pilot

 Денис Гусев – командир воздушного судна второго авиационного звена второй авиационной эскадрильи Московского авиационного центра (МАЦ). Общий стаж его работы – 13 лет. Денис — победитель регионального этапа конкурса “Созвездие мужества” в номинации “Лучший летчик-спасатель”. В ближайшие месяцы он будет отставать свое звание на всероссийском этапе фестиваля.

Дедушка Дениса был летчиком. Он брал внука с собой в полеты, что нравилось ребенку. После окончания военно-авиационного института Денис пошел в армию. А потом его друг порекомендовал ему прийти в МАЦ. Денис рассказывает, что о трагедиях людей, которых спасает, думать некогда.

“Иногда бывает в день очень много вызовов. Испытываешь физическую усталость. Но прежде всего – это моя работа, мне некогда об этом думать. Я должен забрать людей с места происшествия. При этом в любую минуту может поступить другой вызов, я должен быть готов к этому. После работы только можно подумать о тех вызовах, на которые вылетал. Во время работы со мной реаниматологи, еще один пилот, я не могу и не имею права растеряться, я могу только попросить помочь. На работе не может испытывать паники, волнения. Ты управляешь вертолетом. Ты должен быть всегда в тонусе. Твой полет происходит не просто из точки “А” в точку “Б”, ты управляешь вертолетом в мегаполисе”, — говорит он.

Денис отмечает, что летать в Москве очень сложно: большое количество домов, проводов, рекламных щитов. Каждый вылет – индивидуален, и летчик должен творчески подойти к нему, чтобы это было безопасно для вертолета, экипажа, для людей.

“В Москве часто случаются ДТП. Приходится детей эвакуировать, взрослых. В район Москвы, до самой дальней точки, мы долетим за 11-12 минут. Забираем пострадавшего, и около семи минут занимает доставка его в ближайшую больницу”, — добавляет Денис.

По его мнению, увеличение количества вызовов на ДТП связано с тем, что на дорогах появилось больше скоростных автомобилей.

“Нередко ДТП случаются из-за нетрезвых водителей. После присоединения к Москве новой увеличилось количество вызовов и наших вылетов. Иногда бывает и по семь вылетов за смену. А иногда все так спокойно, что и ни одного”, — отмечает Денис.

Он добавляет, что работа в МАЦ его полностью устраивает. В авиацентре летчики проходят переподготовки, среди которых улучшение знания английского языка, подготовка к международным полетам.

“Я мечтаю развиваться и осваивать новую технику. Летчик всегда должен развиваться, не сидеть на месте, как и любой человек. Авиация – это постоянное развитие и повышение опыта и знаний. Ведь на земле мы знаем на “пять”, а в воздухе — на “три”. МАЦ может мне дать все для развития”, — заключает Денис.

 © РИА Новости. Марина Найденкова

https://ria.ru/moscow/20161107/1480831821.html