Песнь воды и пламени, или Особенности работы воздушных пожарных

Для тушения особо крупных пожаров в столице привлекаются вертолеты. К счастью, делать это приходится довольно редко, всего 4-5 раз за год. Об особенностях тушения городских сооружений с неба РИА Недвижимость рассказал командир воздушного судна вертолета К-32А Московского авиационного центра (МАЦ) департамента ГОЧСиПБ Илья Иващенко.

1557534430_0_131_3036_1839_600x0_80_0_0_f128b1531970096cf7253d49535ccb31

Редкий вылет
В начале августа на Дубининской улице в Москве случился крупный пожар в пустующем промышленном здании. Площадь горения составила примерно три тысячи квадратных метров, поэтому пожарным на земле помогали два вертолета в небе.

“Авиация привлекается для тушения таких пожаров, площадь горения которых начинается от одной тысячи квадратных метров, или если к месту не может подъехать пожарная техника. Например, вертолеты с воздуха тушили пожар на рынке “Синдика” в 2017 году, а в 2012 – сделали невозможное при тушении пожара в ММДЦ “Москва Сити”, – отмечает Иващенко (командир вертолета К-32А Московского авиационного центра Департамента ГОЧСиПБ).

Дело в том, что пожары огромной площади эффективнее тушить, сливая большие объемы воды сверху. “С вертолета Ка-32А разом можно сбросить до пяти тонн воды. А с Ми-26 – до 15 тонн! Этого хватает и чтобы сбить пламя, и потушить тление, тем самым исключив новое возгорание”, – уточняет собеседник агентства.

К счастью, настолько крупные пожары в Москве случаются нечасто, силы МАЦ для тушения зданий привлекаются 4-5 раз в году.

Как вулкан

Здание на Дубининской начало гореть утром. “Когда собрался на дежурство, мне позвонили и попросили ускориться. Нужно было срочно вылетать на тушение пожара. Я сразу же вызвал такси”, – рассказывает Иващенко.

1557535584_0_0_1024_768_600x0_80_0_0_d51ecaba764c5df7b3869624b1739f1b
Пожар на Дубининской улице в Москве

Когда экипаж командира прибыл на место происшествия, там уже примерно полчаса работал наш вертолет, который дежурил ночью. Работали вдвоем.
“Была безветренная погода, а площадь горения составляла около трех тысяч квадратных метров. От этого огненного “котла” исходил очень горячий воздух и с такой силой, будто это аэродинамическая труба. Я подошел на расстояние 90 метров и когда слил воду, то вертолет паром за несколько секунд подняло на 150 метров вверх”, – делится воспоминаниями собеседник агентства.

Подобные пожары напоминают кратер вулкана, потому что на относительно небольшой площади полыхает пламя огромной силы. Примерно в таком пожаре в 1967 году во Франции погиб летчик-испытатель Юрий Горнаев. Когда его самолет вошел в поток высокой температуры, в двигатели попал этот воздух, и они заглохли.

“Учитывая тот трагический опят, я выходил не прямо на пламя, а боком со скольжением, чтобы двигатели не попадали в зону задымления. Приходилось раскачивать трос с ковшом воды, чтобы вертолет находился не в эпицентре пожара”, – говорит Иващенко

Воду вертолеты ГКУ “МАЦ” набирали из Москвы-реки. Для тушения пожаров вертолеты набирают воду в разрешенных для этого водоемах. Причем они должны иметь глубину не менее 5 метров, потому что высота ковша, или ведра, как его называют летчики, составляет 4,5-5 метров.

Грохот сложно не заметить

Перед тем как тушить само здание, вертолеты поливали расположенные рядом постройки, в том числе АЗС. Это было нужно, чтобы исключить их возгорание. “Вокруг жилая застройка, мы не могли допустить, чтобы огонь перекинулся на дома”, – объясняет Иващенко.

По сути, в городе главная задача пожарных – обезопасить людей.
“Техника – это все-таки “железка”, она может отказывать. И не дай Бог, если это произойдет в густонаселенном районе. Поэтому когда мы прилетаем на пожар в городе, то одним глазом смотрим на сам пожар, а вторым ищем места для вынужденных посадочных площадок”, – уточняет командир.

По его словам, для посадки вертолета в нормальном состоянии нужна площадка 10 на 10 метров, если же происходит аварийная посадка, то 20 на 30 метров. Можно использовать любые свободные от застройки площадки, например волейбольные или баскетбольные, если на них никого нет, технические и строительные площадки, и даже автомобильные дороги от трех полос без электрических проводов.

“В городе, на самом деле, немало мест, где, как мы говорим, можно плюхнуться. Но на крышу дома садиться нельзя. Потому что она аварийную посадку не выдержит: вертолет весом в 13 тонн не садится как пушинка, он летит вертикально вниз со скоростью 4-6 метров в секунду. При этом даже в таких случаях экипаж остается жив, если правильно провести аварийную посадку”, – рассказывает собеседник агентства.

Если вертолету придется садиться на автомобильную дорогу, то грохот от его работающих двигателей и лопастей будет сложно не заметить. Кроме того, на дорогу вертолет садиться по ходу движения транспорта, и он движется примерно с той же скоростью, что и поток, то есть 60-70 километров в час.

1557535886_0_0_2526_1656_600x0_80_0_0_d21e81cf639c07a6292c25bfed39e703
Пожар в строящейся башне центра “Москва-Сити”

Пожалуй, в условиях города сложнее всего тушить пожары в исторической части.
“Если загорится какой-нибудь важный исторический объект, как Нотр-Дам в Париже, нам придется несладко. В таких случаях нельзя отвлекаться даже на то, чтобы моргнуть, нужно использовать все мастерство, знать даже то, что никогда не знал. Так было у нас при тушении пожара в “Москва-Сити”. Экипажи Московского авиационного центра ликвидировали этот пожар при сильных порывах ветрах, при отрицательных температурах воздуха, в темное время суток, совершив то, чего в практике мировой авиации никто никогда не делал”, – заключает Иващенко.