Профессионалы-романтики. На чем летают московские спасатели

Из-за чего пилотам сложнее работать в городе и почему они никогда не отправляются в 13-й полет, читайте в репортаже корреспондента портала Москва 24 Ивана Носатова из “Московского авиационного центра” Департамента ГОЧСиПБ. Пилоты гражданской авиации, которые здесь работают, каждый день спасают человеческие жизни.

ВК117С-2 Фото: Москва 24/Антон Велижанин

ВК117С-2
Фото: Москва 24/Антон Велижанин

Почти 15 лет назад в столице появился “Московский авиационный центр” (“МАЦ”), который занимается устранением крупных чрезвычайных ситуаций в городе, в том числе задействован в тушении пожаров с воздуха и при эвакуации пострадавших с мест ДТП.

На сегодняшний день в авиапарке “Маца” 10 вертолетов. Они используются для решения разных задач. Пять юрких санитарных вертолетов ВК117С-2 оборудованы всем необходимым для экстренной госпитализации пострадавших − кислородным аппаратом, портативным электрокардиографом и даже дефибриллятором.

На борту санитарных вертолетов помимо двух пилотов один врач “Московского авиационного центра” и два медработника “Центра экстренной медицинской помощи”. Врач МАЦа имеет статус спасателя, что позволяет ему входить в зону ЧС.

Вертолет Ми-26Т. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Вертолет Ми-26Т. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Также есть четыре пожарных вертолета: Ми-26Т и Ка-32А. Ми-26 – это вообще самый крупный в мире серийно выпускаемый транспортный вертолет. Он способен сбрасывать на очаги возгорания до 15 тонн воды зараз. Применять его наиболее эффективно при тушении пожаров на большой площади, в горящих лесах и на торфяниках.

Из трех вертолетов Ка-32А один – единственный в России, оборудованный системой вертикального, горизонтального и бокового пожаротушения. Благодаря этому экипаж вертолета может тушить пожары на большой высоте, например точно попадать струей воды в окно с близкого расстояния. Другие два вертолета оборудованы ВСУ-5 – водосливным устройством, похожим на ковш. Им экипаж набирает воду и с ним летит к месту пожара, сбрасывая зараз до 5 тонн воды.

Вертолет Ка32-А

Вертолет Ка32-А

Набирать воду пожарные вертолеты могут из любого московского водоема, даже частного. На это у них есть разрешение правительства Москвы. Но на практике существуют конкретные точки, разбросанные по городу, откуда чаще всего берут воду. Их даже нанесли на специальную карту. А зимой не замерзающая Москва-река остается единственным источником в столице.

Bell-429 американского производства 2011 года выпуска используется чаще для разведки территорий.

Все вертолеты базируются в Новомосковском округе Москвы, в аэропорту Остафьево. Ежедневно в городе дежурят три санитарных вертолета ВК117С-2: два − в Остафьево, один днем находится в городской клинической больнице № 15.

Работа на пожарах

Фото В.Бабаевский

Фото В.Бабаевский

Вертолеты центра работали на всех крупнейших происшествиях в столице начиная с 2003 года. Это и взрывы метро на станциях “Лубянка” и “Парк культуры”, и прошлогодний пожар в торговом центре “Синдика”, и крупный ночной пожар в Медведково, и пожар в ТРЦ “РИО” и т. д.

В апреле 2012 года пилоты “Московского авиационного центра” тушили пожар в деловом центре “Москва-Сити”. Работать пришлось ночью, при минусовой температуре и порывах ветра до 15 метров в секунду. Как утверждают в центре, в мировой практике авиации тушение пожара в таких условиях выполнялось впервые. В результате за два часа работы пилоты сбросили на очаг возгорания 270 тонн воды.

Вылетают вертолеты “Маца” и в другие регионы по особому распоряжению столичных властей. В частности, они эвакуировали пострадавших при крушении “Невского экспресса” на Октябрьской железной дороге в 2009 году, ликвидировали последствия катастрофы под Смоленском самолета Ту-154 с президентом Польши на борту в 2010-м.
IMG-20180114-WA0003
На Олимпиаде и Паралимпиаде в Сочи в 2014 году работники “Московского авиационного центра” также дежурили. Тогда они эвакуировали в больницы 10 травмированных спортсменов.

В городе сложнее

Многие пилоты учреждения – бывшие военные летчики, перешедшие в гражданскую авиацию. Например, командир воздушного судна (КВС) Андрей Михалевич служил на Северном Кавказе, закончил службу в Ростовском авиаполку. По его словам, работа в городе сильно отличается от работы в гористой местности.

Летать над Москвой − большая ответственность. Здесь мегаполис, огромный жилой комплекс. Военные же, как правило, над большими городами не работают. Нет права на ошибку. При заборе воды обязательно следить, чтобы не зацепить ни провода, ни какие-нибудь баннеры.VEL_7904

Андрей Михалевич,
командир воздушного судна

“К тому же в Москве очень напряженная воздушная обстановка, сложный радиообмен: здесь летает очень много самолетов. Три крупных аэропорта (Шереметьево, Домодедово, Внуково) с пропускной способностью на взлет и вылет в режиме одной минуты. В таких условиях очень важна работа диспетчеров, которые нас координируют”, – добавил летчик.

Профессиональные приметы

У пилотов есть свои приметы, к которым они вроде бы относятся с иронией, но соблюдают.

“Эти приметы взяты из жизни и передаются теперь из поколения в поколение, – говорит КВС Илья Иващенко. – На заре авиации летали на этажерках, где отказ техники шел за отказом. Не было никаких приборов, все управление велось на ощупь. Перед взлетом пилот сфотографировался, улетел и уже не вернулся. Отсюда пошла примета не фотографироваться перед взлетом”.

VEL_7804

Командир воздушного судна
Илья Иващенко

В авиации не принято говорить “последний полет”, говорят “крайний, очередной”. Последним полетом называют полет перед смертью.

Пилоты также избегают числа 13. Если вылет 13-го числа, то диспетчеру называют дату вылета так: “После 12-го”. Также в авиации не найти ни вертолетов, ни самолетов с бортовыми номерами 13.

Не принято у пилотов заполнять летные книжки черной пастой, только синей.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

В “Московский авиационный центр” идут работать профессионалы-романтики. Они отличаются от работников частных гражданских авиакомпаний.

Это становится очевидно после разговора с техником на аэродроме Остафьево. Молодой парень не летает в небе − он занимается ремонтом двигателей вертолета. В его обязанности входит и заправка, но это самая легкая часть работы: “Пять минут, заправил и готово!”

“Я работал раньше в Домодедово. Там денежно-рыночные отношения. А здесь ты слышишь, когда пилоты, врачи возвращаются и рассказывают, что сегодня спасли девочку. Еще бы 5 минут, и все, она умерла бы. И тут понимаешь, что твоя работа имеет смысл. Мне здесь больше нравится”, – признается техник.

C начала 2018 года пилоты “Московского авиационного центра” оказали медицинскую помощь на месте происшествия и госпитализировали почти 40 человек.

Портал “Москва 24”