Столичные спасатели-вертолетчики к чемпионату мира готовы

В пятницу, 25 мая, вертолеты ГКУ «Московский авиационный центр» провели в Ленинском районе Московской области показательные учения, посвященные пятнадцатилетию авиационного отряда.
Корреспондент «ВМ» принял в них участие в качестве «пострадавшего», которому «оказали помощь» врачи-реаниматологи на борту санитарно-спасательного вертолета.

Для того, чтобы спасти пострадавшего в аварии, потерявшего сознание на улице или на дороге, у спасателей авиаотряда ГКУ МАЦ столичного департамента ГОЧСиПБ уходит примерно 5-10 минут.

На ДТП, падение с высоты, сердечные приступы и другие вызовы, где требуется экстренная помощь врачей, вылетает санитарный вертолет ВК-117С-2 с авиа-медицинской бригадой на борту. За время работы этого подразделения совместно с Центром экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) было спасено около пяти тысяч человек.

IMG-20180417-WA0016

Также в ГКУ МАЦ есть аварийно-спасательное подразделение, где работают спасатели высокого класса, обученные специальным навыкам. Так, сегодня на учениях группа спасателей продемонстрировала скоростной спуск к пострадавшему с вертолета Ка-32 на лебедке. В жилете спасателя – основная аптечка, бинты, жгуты и ножницы – в общем, все для оказания первой помощи. На его ноге закреплен чехол с «косынкой» – устройством для транспортировки пострадавшего в вертолет той же лебедкой. Там его уже осмотрит врач.

Если внизу – дорожная авария, спасатели берут гидравлический инструмент: ножницы, домкраты, подъемник. Все это нужно, чтобы высвободить человека из груды железа. Садятся вертолеты МАЦ всегда, хотя в Москве полно препятствий. Но все пилоты – профи высокого уровня, обучены посадке методом подбора с высоты.

– Москва – регион, где сосредоточено очень много и правительственных, и научных объектов, которые требуют дополнительных сил для поддержания безопасности, – рассказывает командир авиаотряда Вячеслав Ивлиев. – И наша структура – ГКУ МАЦ – работает как авиационная составляющая общей системы комплексной безопасности. А после тушения нами первого пожара на заводе «Серп и молот», где работали три вертолета, и слаженные действия экипажей и наземных бригад помогли быстро его локализовать, правительство Москвы убедилось, что решение о нашем создании было правильным.

IMG-20180508-WA0001

З1 мая – День пожарной охраны. Столичные спасатели-вертолетчики работают наравне с экипажами наземных пожарных и также вкладывают свое время, умения и силы в обеспечение пожарной безопасности Москвы.

– В ближайшее время будем обеспечивать безопасность во время ЧМ по футболу, – говорит Ивлиев. – С этой целью провели дополнительную подготовку, обучили еще некоторое число людей на ВК-117, облетали площадки, где будут проходить события чемпионата. И теперь готовы выполнять задачи и днем, и ночью.

Пожарно-спасательный вертолет во время крупного или сложного возгорания практически мечется между водоемом и пылающим зданием. Пять тонн воды, которые несет ВСУ (водосливное устройство, – «ВМ»), улетают дождем, моросью вниз, в огонь, за пару секунд. Если надо тушить на высоте, Ка-32 оборудованы системой горизонтального тушения: та же вода не летит вниз, а под давлением хлещет вперед, в окно или балконный проем.

2010 год. Тушение ПВО Алмаз-Антей. Вертолет Ка 32А с системой вертикального, горизонтального и бокового пожаротушения (3)

– В этом году вытащили уже порядка 200 человек, – пояснил замкомандира отряда Алексей Диденко. – Инсульты, травмы, в том числе и ДТП. Вывозили пострадавших на «Славянском бульваре», в других ситуациях. Ежедневно три вертолета работают, и они вполне закрывают потребности экстренной эвакуации. Это днем, а ночью вылетают или стоят на дежурстве Ка-32, готовые вылететь на пожар. Но в этом году пока ночных пожаров для нас не было, а в прошлом – тушили «Синдику» и мощный сложный пожар на складе в Северном Медведкове. Там у нас было два вертолета, каждый провел в воздухе по полтора часа, сделал по 12-15 сбросов воды.

Корреспондент «ВМ» испробовал навыки авиационных спасателей на себе. Изобразил «пострадавшего с подозрением на инсульт». Через несколько минут рядом приземлился ВК-117 (за алое брюхо их прозвали «лабутенами»). Подбежавшие врачи-спасатели в ало-синих комбинезонах проверили, жив ли я, а затем споро перекатили на носилки и затолкали в нутро вертолета. Щелкнули застежки, я пристегнут к носилкам. Врачи проверяют перистальтику живота, подключают дефибриллятор, следят за ритмом работы сердца. Я вижу прямо перед глазами оборудование санитарно-спасательного вертолета и понимаю: это – полноценное отделение реанимации в небе. Здесь есть все, что требуется, чтобы с толком снять боль, остановить процесс ухудшения состояния и доставить пострадавшего туда, где ему поставят точный диагноз и начнут лечение, может быть, будут оперировать.

– С поступления сигнала проходит 5-7 минут – и мы взлетаем, – объясняет доктор Анатолий Пономарев (он – самый молодой врач-спасатель в МАЦ, 29 лет). – Мы стараемся использовать принцип «золотого часа»: оказать помощь в первый час после случившегося. Импортный ВК-117 – вертолет легкий, юркий, может взять на борт только одного, самого тяжелого пострадавшего. Зато у него очень «умный» автопилот и отличная авионика, эта машина приспособлена к тесным и сложным городским условиям.

у больницы

Пилоты в МАЦ преимущественно (на 90 процентов) из боевых вертолетчиков. Большинство прошли Чечню, Афганистан, Абхазию, Осетию с Грузией. Есть те, кто тушил Чернобыль. Награждены боевыми орденами, медалями. Самому пожилому пилоту в МАЦ 62 года, но он до сих пор водит Ка-32. Летчиков отряда проверяют врачи Центральной клинической больницы гражданской авиации. График таков: каждые полгода – полный медосмотр, каждые три месяца – частичный, а кроме того, летчики время от времени вынуждены ложиться на 10-дневное стационарное обследование.

Если же летчику «закрыли небо» по состоянию здоровья, то его в ГКУ МАЦ все же стараются не терять. Есть немало руководящих и технических, оперативных и обеспечивающих позиций, на которых отставные авиаторы вполне уютно чувствуют себя. Собственно, практически все руководящие и штабные должности в ГКУ заняты опытными «стариками», бывшими летчиками и борттехниками.

Газета “Вечерняя Москва”