Точный расчет Сергея Козули

31 мая исполняется 215 лет пожарной охране Москвы. За это время пожарное дело шагнуло далеко вперед.

В 2003 году был сформирован Московский авиационный центр (МАЦ). Сейчас в его оперативном управлении находятся пожарные (три воздушных судна Ка-32А и Ми-26) и санитарные (ВК117С-2) вертолеты. Небесные «ангелы» мгновенно появляются там, где случилась беда: с воздуха оперативно и мощно тушат пожары, спасают людей и даже эвакуируют технику. Работа филигранная, и наша встреча с пилотом воздушного судна Ка-32А Сергеем Козулей, проходившая на летном поле аэродрома Остафьево, подтвердила мое давнее убеждение: случайных людей в авиации не бывает.

Точка взлета — Остафьево

С 2010 года на территории аэродрома «Остафьево» базируются несколько вертолетов Московского авиационного центра.

На вертолетной площадке стоит красавец-гигант вертолет К-32А. Его экипаж, возглавляемый пилотом Сергеем Козулей, только что совершил облет вверенной им территории Новой Москвы.

«Обстановка нормальная, — говорит Сергей, — в одном месте только на дачном участке увидели задымление, хозяева костер развели, — но все в норме. Помахали хозяину участка рукой».

Вокруг бушует зелень, огромные поля, где-то вдали – аэродром, откуда ввысь взлетают лайнеры. А пока – тишина и буйство весенних зеленых красок…

В дежурную смену экипаж ежеминутно находится в состоянии полной боевой готовности. На войне как на войне, и локализовать пламя с воздуха – это значит не на жизнь, на смерть, бороться с огненной стихией. Впрочем, огнеборцы – люди осторожные. «В нашей профессии нужен холодный расчет и трезвая голова, — говорит Сергей». Все действия строго регламентированы, и это – не шутки.

20171022_101818

Задача смены – не просто дежурство до первого ЧП, а постоянные учебные тренировки, проверка техники, ну и, конечно, хорошая физическая форма. В небольших ангарах, где пилоты проводят время, свободное от полетов, есть для этого специальные тренажеры.

Сергей Козуля – один из лучших пилотов Московского авиацентра. В 2017 году он занял первое место в номинации «Лучший летчик-спасатель» на городском фестивале «Созвездие мужества».

Мечтали мальчишки о небе…

… Его биография – отражение судеб многих людей, которые из одной, советской эпохи, шагнули в наше светлое капиталистическое будущее.

Как и многие мальчишки его поколения, Сергей мечтал о небе. Детство и юность прошло в Полтаве, тогда еще бывшего Советского Союза. Тогда героями его поколения были не звезды хип-хопа, а космонавты, летчики. Память мальчика хранила и рассказы его родителей о его легендарном деде – летчике-истребителе, воевавшем в годы Великой Отечественной войны. Выбор был очевиден, и Сергей после школы поступил в Кременчугское училище, готовившее специалистов гражданской авиации. После первого курса его призвали в армию. И снова – без колебаний и уклонистских действий – отдал долг Родине. Восстановился в училище, закончил его и получил распределение. В Магадан! Вот такой точный расчет был у новоиспеченного пилота. Эх, скорее бы подняться в небо!

Еду в Магадан!

Работа на Севере не сахар, конечно. Суровый климат, а у пилота – еще и постоянные командировки. Сергей на вертолете МИ-8 выполнял спецрейсы между поселками, перевозил людей, продукты, осуществлял транспортировку в экспедиции геологов… Но главное, это было чувство полета, без которого влюбленный в небо молодой пилот уже не представлял свою жизнь.

P1010800

«В Магадане я планировал отработать положенные после распределения два года, а затем вернуться в более теплые края», — вспоминает Сергей.

Но этот точный расчет сорвался: перестройка, и последующие за ней лихие девяностые, внесли свои коррективы. В то время Сергей уже обзавелся семьей. Пережили все: и задержку зарплаты, и неясные перспективы на будущее. Казалось, этому периоду не будет конца, но так не случилось. В то время многие сломались, распадались семьи, но Сергей Козуля выстоял. Думаю, отчасти от того, что все же работа была постоянно, и, по его словам, когда было совсем тяжело, помогала и охота с рыбалкой, все же край, где семья жила, был в этом смысле «хлебным». Но и профессия была крепкая. Специалисты гражданской авиации были востребованы в условиях Крайнего Севера. Какое-то время Сергей проработал в частной компании, на золотодобывающем прииске. Сергей понимал: нужно искать работу поближе к Центру, к тому времени в семье подрастал сын. И снова – точный расчет человека семейного подсказал правильный жизненный вектор:

— В 2003 году был создан Московский авиационный центр, где работал мой коллега, — рассказывает Сергей Козуля. – Я отправил в учреждение резюме и меня приняли! Так и началась моя работа в МАЦ.

МАЦ – история подвига

Переход дался не легко. Одно дело – грузовые перевозки, другое – тушение пожаров. Сергей с упорством начал процесс переучивания, изучения новой техники, и достаточно быстро освоился в новом коллективе. Помог в этом и хороший, общительный характер, и профессиональное мастерство. Устроился Сергей осенью, а уже весной стал участником тушения пожара внутри Бульварного кольца – горел театр Немировича –Данченко.

«Задача была сложной, — рассказывает Сергей, мешала и плотность застройки, и провода. Нужен был точный расчет, и полное владение машиной».

Помогла практика полетов в горной местности (В Магаданской области таких учебных «тренажеров» в избытке: это горный край, а колымские горы еще и труднодоступны). Ну и, конечно, четкая, слаженная работа всего экипажа.

20171022_111726

Сергей Козуля участвовал в тушении таких крупных пожаров, как пожар в театре Петросяна «Кривое зеркало» (2006 год), пожар в Северном Медведкове (2006 год), в Измайловском кремле (2006 год) и многих других. Он награжден медалью МЧС «За отвагу на пожаре».

Одним из сложных считает пожар в ММДЦ «Москва-Сити». Поздно вечером 2 апреля 2012 года на 67 этаже строящейся тогда супер-высотки «Восток» загорелись стройматериалы. Из-за сильных порывов ветра огонь быстро распространялся, пламя захватило большую территорию, и над Москвой-Сити появился столб черного дыма. Нависла угроза ее обрушения. В то время пилоты Московского авиационного центра тушили пожары, как правило, только днем. Ночью же проходили тренировки заборов и сливов воды.

В этот раз все нужно было делать в режиме реального времени. С множеством препятствий из высотных зданий, проводов и строительной техники — и главное, — в темноте! Руководство полетов «МАЦ» на месте ЧС с крыши соседней высотки управляло работой вертолетов, но пилотам все равно пришлось работать в экстремальных условиях.

«Как потом делился своими впечатлениями мой коллега – «я смотрю, а на меня кран летит», — рассказывает Сергей Козуля, — Там высоко, нет точки, за какую можно пилоту зацепиться глазом, поэтому ты летишь, а кажется, что ты на месте, а кран — на тебя… До этого мы ночью не дежурили и реальные пожары не тушили. Пожар в «Москва-Сити» — это был неординарный случай, который как раз попадал в разряд пунктов отступления от регламента. Сложнейшие, конечно, условия были. Не сколько пожар был тяжелый, а именно условия работы. Высота большая, ветер сильный, показания радиовысотомеров не работают. А пилоту нужно не вхолостую воду вылить, а попасть на очаг пожара. Против ветра заходить нельзя, мы искали варианты обходов, подходов сбоку, заходы меняли… Тогда не было единой тактики тушения. Каждый экипаж, опираясь на свой прошлый опыт и профессионализм, вырабатывал на том пожаре свою технику работы. На раздумье не было времени».

Этот пожар войдет в аналог истории пожарного дела, и именно тогда было принято решение ввести круглосуточное дежурство пожарных вертолетов МАЦ, ведь огонь вспыхивает не по расписанию, и все чаще – в местах, куда обычные пожарные с земли добраться не могут.

Всю сложность тушения Сергей вспомнил недавно, принимая участие в ликвидации пожара уже в этом году — 10 марта, и тоже в районе «Москва-Сити». На 1-й Магистральной улице огнеборцы и с земли, и с воздуха боролись с пламенем, охвативших склады горючесмазочных материалов.

«Нашему экипажу пришлось работать в непростых условиях. Быстро оценив ситуацию, мы это сразу поняли: мост, железнодорожные платформы создавали большие неудобства, пришлось совершать маневры, но задачу выполнили», — говорит Сергей.

im_new

А дальше – было раньше…

Каждое чрезвычайное происшествие – это опыт и подтверждение квалификации. А еще – зрелище не для слабонервных, ведь любой пожар сопряжен с риском для жизни. Но Сергей, как и все его коллеги, считают свою работу обыденной, и особого геройства в ней не наблюдают.

За годы своего существования пожарно-спасательная авиация Москвы шагнула далеко вперед. Сейчас в оперативном управлении учреждения находятся 10 вертолетов, сложнейшая техника и современные средства защиты. И все же после каждого ЧП человеку нужна отдушина.

У Сергея Козули – это семья.

«Здесь я отдыхаю, — рассказывает пилот».

За время службы в МАЦ подросли сыновья.

«Я никогда не буду настаивать на выборе их будущей профессии, — говорит Сергей Владимирович, — хотя, конечно, хотел бы видеть кого-то из моих ребят за штурвалом. Но выбор будет за ними».

Единственное, в чем непреклонен глава семейства – так это в спортивных тренировках: «А вот без спорта – никуда, — говорит Сергей, — тут я слежу, чтобы эти увлечения в жизни моих детей присутствовали».

Младший сын сейчас занимается плаванием. А старший – много лет увлекался спортивными танцами. Кто знает, нагрузочка там потяжелее, чем штангу поднимать.

Сергей Козуля – не только отец семейства, но и заботливый сын. Каждый год ездит к своим родителям в Полтаву: «В нашей семье череда юбилеев: маме – 70, мне 50 лет исполнится, а в следующем году и отцу – 80».

Есть и еще, значимый для этой семьи юбилей: в этом году исполняется 25 лет образования первой в России вертолетной пожарно-спасательной службы Москвы, в которой Сергей Козуля служит верой и правдой 15 лет!

Я думаю, что в каждой семье, как, собственно, и в жизни в целом, нужна своя стратегия и тактика. Кто-то выбирает извилистый путь, кто-то – над златом всю жизнь чахнет, а вот Сергей Козуля идет по прямой дороге, с честностью и верностью себе, своему делу и семье. Вот такой жизненный расчет. И он мне очень нравится.

Нина Донских.

 

Информационный портал “Мой дом Москва”