Воздушная «скорая» и тушение пожаров на лету
– как работает Московский авиационный центр

Обозреватель РИАМО побывал на базе центра в Новой Москве и узнал, как несут дежурство высокопрофессиональные бригады пилотов и врачей.

День работника гражданской авиации в России, который отмечается 9 февраля, празднуют и сотрудники «Московского авиационного центра» (МАЦ)  – уникальной службы экстренного реагирования, которой нет в других регионах России. Обозреватель РИАМО побывал на базе центра в Новой Москве и узнал, как несут дежурство высокопрофессиональные бригады пилотов и врачей.

РИАМО, Николай Корешков

РИАМО, Николай Корешков

Небесные спасатели

«Московскому авиационному центру» («МАЦ») Департамента ГОЧСиПБ в этом году исполнится 15 лет. Его сотрудники помнят многие трагические события, в ликвидации последствий которых они принимали участие. Это и эвакуация раненых после крушения «Невского экспресса» в 2009 году и взрывов в метро на станциях «Лубянка» и «Парк Культуры» в 2010-м, и тушение лесных пожаров летом 2010 года, а также ночного пожара в «Москве-Сити» в 2012 году.

В 2003 году, когда был создан центр, у спасателей было только два вертолета. Сегодня в авиапарке центра – 10 современных многофункциональных вертолетов.

РИАМО, Николай Корешков На фото врач ГКУ МАЦ Анатолий Пономарев

РИАМО, Николай Корешков
На фото врач ГКУ МАЦ Анатолий Пономарев

Пять легких вертолетов ВК117С-2 выполняют санитарные рейсы, три вертолета Ка32-А среднего класса и тяжеловес Ми-26 вылетают на пожары. Легкий вертолет BELL 429 используется для мониторинга и воздушной разведки.

В оперативном управлении «МАЦ» также находится 29 вертолетных площадок.

Вертолеты «МАЦ» базируются на аэродроме «Остафьево». Каждый день на дежурство заступают три санитарных вертолета и два пожарных. Один из санитарных вертолетов дежурит на вертолетной площадке ГКБ № 15 имени О. М. Филатова на юго-востоке Москвы. Прибыть в любую точку города санитарный вертолет, развивающий скорость до 250 километров в час, сможет всего за 5-15 минут.

РИАМО, Николай Корешков На фото врач ГКУ МАЦ Дмитрий Бобров

РИАМО, Николай Корешков
На фото врач ГКУ МАЦ Дмитрий Бобров

Летный отряд «МАЦ» – это специалисты высокого класса, большинство из них имеют опыт военной службы и боевой работы, рассказывает заместитель директора по организации летной работы МАЦ Олег Катальшев.

Летать в условиях мегаполиса всегда сложнее из-за плотной застройки, проводов и других препятствий. К тому же в Москве много «запретных зон».
В году стабильно бывает несколько нелетных дней. В авиации есть понятие «минимум погоды», то есть минимальные значения высоты нижней границы облаков и горизонтальной видимости, при которых возможно выполнение полетов, объясняют в центре.

KN2_8721

При этом у каждого пилота есть свой личный минимум. Нередко летчикам «МАЦ» приходится работать при самых неблагоприятных погодных условиях.

Воздушная «скорая»

Маленькие юркие вертолеты ВК117С-2 идеальны для выполнения санитарных рейсов, отмечает командир воздушного судна Александр Никитин.

«Система навигации этого вертолета идеальна, крайне высок уровень автоматизации. В нем установлена система GPS, которая выводит вертолет на заданные координаты с минимальной погрешностью», – рассказывает пилот. К тому же, такой вертолет можно посадить максимально близко к месту происшествия. Пилот может сесть почти на любую площадку: на дорогу, на газон, на футбольное поле и т. п.

Авиа-медицинские бригады на вертолетах ВК117С-2 часто вылетают на вызовы. В день бывает до семи оперативных вызовов: это ДТП, пожары, несчастные случаи, другие ЧС, где требуется помощь медиков.

KN2_9206

Врачи анестезиологи-реаниматологи «МАЦ» имеют статус спасателей, что позволяет им оказывать помощь на месте в зоне ЧС. Они работают в специальных алых жилетах, в которых есть все необходимое для принятия первоочередных реанимационных мер.

В экипаж санитарной бригады входят 5 человек: 2 врача, фельдшер и два летчика. При этом один врач на борту всегда сотрудник «МАЦ», а второй врач и фельдшер – специалисты Центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП). Бригада может оказать помощь на борту одному-двум пострадавшим. Родственников на борт, как правило, не берут, если только пострадавший – не маленький ребенок.

Помощь санавиации для города незаменима. Например, пострадавшего из Новой Москвы могут доставить в центр за 15 минут, тогда как транспортировка на «скорой помощи» может занять 3-4 часа. Санитарные вертолеты «МАЦ» доставляют пациентов с инфарктами и инсультами в медучреждения сосудистого профиля.

Интенсивная реанимация на борту

Самый молодой врач в команде «МАЦ» – 29-летний реаниматолог-анестезиолог Анатолий Пономарев. В медицине он уже 11 лет, а к московским спасателям присоединился после того, как увидел репортаж об этой уникальной службе.

«Санитарный вертолет – это настоящая палата интенсивной реанимации в воздухе», – рассказывает Пономарев.

РИАМО, Николай Корешков

РИАМО, Николай Корешков

Борт оборудован специальным медицинским модулем последнего поколения, в который входят: кислородная станция, аппараты ИВЛ, носилки, монитор жизненно важных функций, спинальный щит для пациентов с травмами позвоночника. «Поверхность вертолета изнутри диэлектрическая, поэтому дефибрилляцию мы можем выполнять во время полета без нарушений техники безопасности», – отмечает врач.

Во время транспортировки пострадавшего экипаж работает слаженно: если, например, пациенту нужно вставить катетер в шею, врач просит пилотов замедлить скорость. Пилоты, в свою очередь, могут попросить медиков помочь при посадке вертолета.

Новый 2018 год начался для санавиации «МАЦ» очень активно. Экипаж вылетал на пожар в Южном Бутово с тремя пострадавшими, потом на ДТП на МКАД, откуда отправили в больницу двух человек. За январь 2018 года медики оказали помощь больше 40 пострадавшим. А за прошлый год санитарные экипажи совершили более 3 тысяч вылетов.

Тушение пожаров на высоте

Пожарные экипажи вылетают реже медиков но дежурят в «Остафьево» круглосуточно. За 2017 год на тушение пожаров вертолеты «МАЦ» привлекались трижды и сбросили более 600 тонн воды.

В авиапарке есть уникальные пожарные вертолеты. Один из них – КА 32-А 1989 года выпуска, оборудованный единственной в России системой бокового, вертикального и горизонтального пожаротушения – «пушкой», которая позволяет тушить высотные здания с близкого расстояния. Например, заливать пожар в окне на большой высоте.

РИАМО, Николай Корешков

РИАМО, Николай Корешков

Ми-26 – самый крупный из серийных вертолетов в мире. Его называют «летающим кораблем». Такой вертолет незаменим при тушении пожаров на большой площади, в горящих лесах и на торфяниках. Он способен сбрасывать на очаги возгорания до 15 тонн воды, то есть целый бассейн. Другие пожарные вертолеты – Ка-32А – могут поднять до 5 тонн воды, то есть в три раза меньше.

Экипажи «МАЦ» могут набирать воду для тушения пожара в любом открытом источнике. Зимой, когда водоемы замерзают, главным источником может служить Москва-река.

РИАМО, Николай Корешков

РИАМО, Николай Корешков

В частности, пилоты учреждения работали на пожаре в торговом центре «Синдика» осенью прошлого года. Площадь пожара достигла 55 тысяч квадратных метров, пожар сопровождался взрывами. На место ЧС вылетели два вертолета «МАЦ», которые в ходе операции использовали около 500 тонн воды, сделав почти 100 сливов. Сложности добавляло сильное задымление, ветер и скопление людей, пожарным удалось использовать весь свой опыт, чтобы успешно выполнить задание.

Профессиональные приметы

Конечно, у пилотов МАЦ есть свои приметы. Например, не принято говорить «последний полет» – только «крайний» или «очередной». А еще летчики не фотографируются перед рейсом и не заполняют летные книжки ручкой с черной пастой – только с синей.

Кроме того, пилоты не любят число 13 и стараются не произносить его вслух. Если необходимо назвать диспетчеру дату вылета, а это 13, то говорят «после 12-го». Также в авиации не встретишь вертолетов с номером 13.

РИАМО, Николай Корешков

РИАМО, Николай Корешков

Сегодня МАЦ готовится в двум главным событиям 2018 года: выборам президента РФ 18 марта и Чемпионату мира по футболу в июле. Для экипажей центра это будет особая и ответственная работа – обеспечивать безопасность во время этих мероприятий.

«Мы априори должны быть готовы ко всему – прежде всего, это безопасность населения города Москвы», – подчеркнул заместитель директора по организации летной работы Олег Катальшев.

РИАМО, Николай Корешков На фото заместитель директора ГКУ МАЦ по организации летной работы Олег Катальшев

РИАМО, Николай Корешков
На фото заместитель директора ГКУ МАЦ по организации летной работы Олег Катальшев

Дина Жильцова