Замерзает ли вода в минус десять
или Особенности тушения пожаров зимой

В Московском авиационном центре завершаются тренировки пилотов с посадками на площадки со свежевыпавшим снегом в рамках подготовки к полетам в осенне-зимний период. Пять посадок на свежевыпавший снег должен совершить каждый летчик за время этих проверок. Задача пилота – не потерять видимость земли в снежном вихре и сделать полет контролируемым. В первый день зимы, чтобы узнать об особенностях работы Московского авиационного центра в это время, приехали представители различных СМИ. Им повезло, для завершающих проверок на аэродроме Остафьево была просто идеальная погода – пасмурно, мороз и снег. Для выполнения посадок на свежевыпавший снег в воздух поднялся пожарный вертолет Ка 32-А, а для осуществления учебно-тренировочного полета с ВСУ-15 взлетел тяжеловес Ми-26. Красиво разметав снег, пилоты Ка 32 остались тренироваться в Остафьево. А вот экипаж Ми 26 полетел в пилотажную зону для выполнения контрольных заборов и сбросов воды на имитируемый очаг пожара.

mi-26-korova

Фото Александр Корольков (РГ)

 -Как же вы воду забирать будете, – удивляются журналисты, – на улице минус 11. Разве вода не замерзла?
-Вода в области не замерзает до минус 15, – поясняет командир летного отряда Московского авиационного центра Артур Шелешков, – До этой температуры мы спокойно можем при возникающих ЧС забирать воду и тушить пожар. Что касается Москвы реки, – так ей, как правило, морозы нипочем. Поэтому наши вертолеты и экипажи готовы бороться с огнем круглый год. Правда, – добавляет Шелешков, – в пределах ограничений Руководства по летной эксплуатации.
Несколько часов подряд самый большой вертолет в мире Ми 26 летал с водосливным устройством – ВСУ 15. Набирая 15 тонн воды за раз, экипаж воздушного судна четко и по плану производил сливы на заданную цель. Сначала сбрасывали воду на большую площадь, потом – на ограниченную с помощью специального приема-раскачки ВСУ. После выполнения полета с водосливным устройством, экипаж Ми 26 приступил ко второй части тренировки – полет и заход на посадку в закрытой кабине (полет «под шторкой»).

rg-smi-o-nas-3Фото Александр Корольков (РГ)
В этот день в кабине пилотов присутствовали контролеры-проверяющие – штурман-инструктор и пилот – инструктор. Главный штурман ГКУ «МАЦ» Георгий Одарченко контролировал навигацию, умение экипажа следовать заданному маршруту и т.д. Командир же летного отряда Артур Шелешков проверял летчиков на умение выполнять пожаротушение и пилотирование вертолета по «трем п». Это и есть полет «под шторкой», во время которого летчику создаются условия плохой видимости, и он должен зайти на посадочную полосу исключительно по приборам.
-Цели сегодняшних полетов достигнуты, – с удовлетворением рассказывает журналистам Артур Шелешков, – экипаж работал четко и слаженно. По результатам проверки техники пилотирования экипаж допускается к дальнейшим самостоятельным полетам по «трем п» и на пожаротушение. Я доволен. Полеты выполнили с оценкой «хорошо» и «отлично».
Экипажи Московского авиационного центра постоянно совершенствуют свои навыки. Их основная работа – спасать людей, бороться с огнем, ликвидировать последствия ЧС. Являясь подведомственным учреждением Департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы, ГКУ «МАЦ» с большой ответственностью выполняет поставленные перед ним задачи.dsc05365

Журналисты покидали аэродром под большим впечатлением. Они еще раз убедились, что с такими ответственными и высокопрофессиональными людьми, работающими в Московском авиационном центре, в вопросах авиационного обеспечения жизнедеятельности столица может быть спокойна!